Из дневника К. Ф. Пущина.
20 июля 1942 г. Москва. Настал день отъезда. С раннего утра все готовятся в дорогу. В половине второго погрузились на автомашины и поехали на Октябрьский вокзал. Провожают П. 3. Калинин, Н. Е. Авхимович, Г. Б. Эйдинов, И. С. Былинский и другие... Наступает самый трудный и ответственный период в моей жизни. Впереди — сложные задачи. Впереди — борьба... Погрузились в вагоны. Все товарищи в приподнятом настроении. Поезд тронулся. Позади остается Москва...
21—22 июля. В пути. Проехали Клин, Осташково, Калинин. Ребята бодры, поют песни... К вечеру прибыли в Торопец, расположились на ночлег.
23 июля. После завтрака тронулись в путь. Прошли 40 километров. За хороший переход командование объявило благодарность...
30 июля. Принял командование взводом автоматчиков. Ребята встретили приветливо. Не радуют последние известия: наши оставили Ростов и Новочеркасск. Но духом не падаем. Все живут желанием поскорее приступить к выполнению боевого задания.
11 августа. В деревне Бор приняли присягу. В этот же день в половине восьмого вечера перешли линию фронта благополучно, что даже не заметили. Лица у всех суровые, но настроение отличное.
14 августа. За сутки отмахали 75 километров. Перешли железную дорогу и шоссе Витебск — Неведь. Устали чертовски, но настроение прекрасное.
17 августа. Сегодня протопали 40 километров. Немного натер ноги, но бодрюсь. Проходили невдалеке (в полутора километрах) от немецкого гарнизона.
27 августа. Мы уже в Минской области... Идти стало труднее, много фашистских карательных подразделений.
1 сентября. Добрались до партизанской бригады Пыжикова. Умный, деятельный, инициативный старик (54 года). Снова идем болотами, иначе нельзя — на дорогах карательные отряды немцев. Прошли 25 километров, ночуем в отряде тов. Дербана. Осень вступает в свои права. Спать было холодно.
3 сентября. Идем к расположению партизанской бригады Лопатина — «Дяди Коли». Форсировали Березину. Изрядно вымокли. Чувствую себя плохо. До Березины два километра переправляли людей на лодках по речке, говорят, ее зовут Великой. Течет она по заповеднику. Масса дичи, особенно уток. Берега речки практически непроходимы... Решили ночевать на месте.
С нами четыре партизана из соседнего отряда. Я здорово промок и развел костер, это вопреки правилам маскировки, но ничего, обойдется, сюда не сунутся...
4 сентября. До лагеря бригады около двух километров. Болото — только чертям ходить, а не людям. Саша Титов провалился по грудь. Все мы полураздетые, грязные, заросшие, с вьюками на спине и с палками в руках — не люди, а черти горбатые...
5 сентября. Опять в пути. Идти по болоту с грузом страшно утомительно. Лева Гинзбург еле дышит, отстает. Взял у него часть груза, хотя сам, как загнанная лошадь, весь в поту... Проходим деревни и поселки. В каждом населенном пункте страшные следы карателей. В деревнях сплошной стон, плач...
9 сентября. Вчера... перешли участок, сильно охраняемый немцами: автомагистраль Минск — Москва, рядом с ней железная дорога Москва — Брест. Однако и шоссе, и железнодорожную магистраль перешли благополучно благодаря помощи местных жителей... Московский комсомольский отряд им. Н. Гастелло прибыл на место дислокации на остров Двесница в распоряжение штаба партизанского соединения Минской области.
13 октября. Из штаба соединения получили приказ готовиться к боевой операции. Целый день были заняты подготовкой. Составили схему действий, которая была одобрена тов. Мачульским и тов. Ганенко. Операция предстоит серьезная.
15 октября. Вчера я, Николай Симонов, Лева Гинзбург, Вася Шутов и Галя Кирова чуть не погибли... Из-за чьей-то трусости и нераспорядительности.
Боевое задание заключалось в том, чтобы на участке железной дороги Житковичи - Копцевичи подорвать воинский эшелон, идущий к линии фронта. План операции был разработан и одобрен штабом соединения. На рассвете 14 октября заняли исходный рубеж, произвели разведку, определили место минирования полотна... Выбираем удобный момент. Мину поставили, но еще не успели соскользнуть по откосу вниз, как справа заметили троих охранников. Скатываемся в кусты, но в это время кто-то вылезает на полотно. Охрана увидела его и остановила эшелон. Вышла группа немцев, прошла немного вперед, в нашу сторону, потом повернула назад. Паровоз дал задний ход, эшелон скрылся за поворотом. Мы лежим: никакой команды не поступает...
Через 20 — 30 минут появилась большая группа оккупантов. Шли они вдоль полотна, обстреливая из автоматов обочины и ближайшие кустарники. Что делать? Обнаружат мину, пропадет взрывчатый материал. Они уже в двухстах метрах. Я вскакиваю, бегу к полотну, извлекаю мину и скрываюсь в кустах. Оккупанты почему-то не стреляли, хотя не заметить меня не могли. Когда они подошли ближе, мы увидели, что это словаки. Постояв несколько минут, они ушли.
Надо опять минировать железнодорожное полотно. Снова мы впятером у насыпи. Только приготовились, как увидели мчащийся на всех парах эшелон. Минировать было поздно, отойти подальше, в кусты, тоже не успели, залегли у самого полотна. Неожиданно эшелон резко тормозит и останавливается недалеко от нас. Из вагонов посыпались как горох оккупанты. Мы успели пробежать не более двадцати метров, до первых кустиков, как по нас открыли пулеметный, автоматный и ружейный огонь. Пули вокруг так и свистели, сшибая с кустов ветки. С правой стороны немцы стали заходить к нам в тыл...
Как потом выяснилось, Мельников, увидев немцев, дал команду отходить в болото. А мы впятером остались одни, лицом к лицу с превосходящим во много раз противником. Правда, вскоре автоматчики с болота открыли ответный огонь, но нам от этого не стало легче: теперь наша пятерка была под огнем гитлеровцев и своих... Мы, отстреливаясь, начали отходить в сторону болота. К счастью, все остались живы, но осадок на душе тяжелый...
17 октября. Шли всю ночь. На место операции пришли ранним утром. План тот же: подорвать эшелон. Долго выжидали. Только в 13.00 вдвоем с Титовым заминировали путь. Две подрывные группы на флангах после подрыва эшелона должны тоже взорвать железнодорожное полотно и лишить противника возможности получить подкрепление.
Показался поезд. Взрыв. Паровоз и шесть вагонов сползли под откос. Автоматчики открыли огонь, а потом пошли в атаку. Вскоре все было кончено, мы уничтожили 146 гитлеровских солдат и офицеров.
Жаль Сашу Ильичева. Весельчак, неистощимый массовик. И автоматчик был отличный, стрелял лучше всех. Думал ли мытищинский парень, что так быстро встретит свою смерть здесь, на Полесье?..
13 ноября. Сегодня получил приказ штаба соединения принять командование московским комсомольским отрядом.
26 ноября. Отряд возвратился с задания. Гарнизон в Ломовичах разгромлен. Коля Пантелеенко особенно хвалит Витю Чистова — он со своим автоматом был вездесущ. Погибла Римма Шершнева. Ее геройской смертью поражены все... Прощай, Римма! Мы никогда тебя не забудем!
1 января 1943 года. Утром отряд выстроился для принятия партизанской присяги. Когда читал текст, страшно волновался. Мачульский пригласил к себе встретить Новый год. Были работники штаба, командиры и комиссары отрядов. С Новым годом все связывают большие надежды...

Из книги Р. Н. Мачульского «Люди высокого долга». Мн., Беларусь, 1975 г.

Записи дневника К. Ф. Пущина с каждым днем становились все короче и короче: обстановка была очень сложной, на ведение дневника не оставалось времени. Комсомольский отряд им. Н. Гастелло из 52 человек вырос до 160. В октябре 1943 г. на базе отряда была сформирована партизанская бригада № 121 им. А. Ф. Брагина. К 1 июля 1944 г., когда бригада в Любани соединилась с передовыми частями Красной Армии, на боевом счету ее было около 4 тысяч уничтоженных гитлеровских солдат и офицеров, 6 разгромленных гарнизонов противника, 39 спущенных под откос эшелонов, 27 взорванных железнодорожных и шоссейных мостов, свыше 22 километров уничтоженной телефонной и телеграфной связи.
После освобождения Белоруссии бригада участвовала в параде партизан в г. Минске. Большинство личного состава отряда им. Н. Гастелло были удостоены правительственных наград. Орденом Ленина награждены К. Ф. Пущин, Н. Симонов и В. Шутов, орденом Красного Знамени — 25 человек.
Не все гастелловцы дожили до победы. При выполнении боевых заданий погибли Алексей Ильичев, Римма Шершнева, Юрий Глазунов, Лев Лунев, Борис Глазков, Михаил Чукин...
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
 Каталог TUT.BY