Исторические сведения о храмах
История любанской земли многострадальна и поучительна, как и вся история Беларуси, и неразрывно связана с православной верой. Православную веру можно было свободно исповедовать, благодаря чему она глубоко укоренилась в сердцах жителей и стала «верой предков», которая передавалась по наследству. Православные верующие в общем составе населения любанской земли преобладали на протяжении всей истории района. Историко-статистические данные о количестве прихожан, свидетельствуют о том, что практически все жители (взрослые и дети) местечек и деревень ходили в православную церковь. В этих церквах верующие возносили молитвы и прославляли Всевышнего Бога много десятилетий. К требованиям веры прихожане относились внимательно и к посещению храмов были довольно усердны.
История не проходит бесследно, не теряется в бездне времени, но запечатлевается в Вечности, в свете которой только и можно осмыслить и пережить происходившие некогда события земной жизни. Дай Бог, чтобы уроки истории церковной служили только нашему умудрению и способствовали укреплению и подлинному обновлению. Через бурные исторические события, войны, пожары, гонения со стороны советской власти дошли только письменные документы, воспоминания и холмы, на которых возносились куполами в небо деревянные храмы. К нашему времени не сохранилось ни одной исторической церкви. Потеря веры, Отечества, корней и отсутствие верных духовных ориентиров – вот круг страшных потерь, в котором мы оказались за прежнее наше беспечное отношение к вере.
Храмы создавали важнейшие архитектурные акценты в застройке местечек, придавали запоминающийся живописный силуэт панораме деревень. Основным строительным элементом (модулем), размеры которого в значительной мере определяли характер и пропорции, как самого здания церкви, так и его частей, было дерево, бревно. Широко использовалось бревно обработанное – брус, а также доски, гонта. Среди деревянных церквей встречаем постройки 2-срубные (основной и алтарный объёмы) и 3-срубные (притвор, основной и алтарный объёмы), которые относились к продолговато-осевому, или каждый объём имел собственное завершение, – ярусно-осевого типа. Большими по размерам были церкви крестово-центричные, в которых кроме уже выше названых частей, к главному объёму с двух сторон присоединялись приделы. В реальности мастера – плотники и зодчие создавали самые разные варианты вышеназваных храмов за счёт ярусного соединения объёмов четвериков и восьмериков, разной – от одного до пяти – количества куполов, двухскатного, вальмового или шатрового завершения объёмов, использования дополнительных пристроек – диаконника, пономарки, крылец, портиков, входных тамбуров, галерей. В результате соединения местного строительного мастерства с эстетикой барокко и каноническими церковными требованиями возводились храмы, которые можно отнести к лучшим образцам зодчества любанской земли.
История Православия Любанщины богата именами и событиями. Можно найти ряд известий о церквах любанской земли ХIХ – начала ХХ веков. Эти сообщения не являются самыми ранними. Под 1678г. в завещании Ионна Скачкевича упоминается денежное пожертвование на возведение церкви д. Тройчаны. Имеются такие косвенные письменные свидетельства о православной церкви ХVIIв. в д. Осовец. Из списка военных податей, которые платил Сильвестр Горват за духовенство во время войны со шведами в 1707г., упоминаются осовецкий, любанский, уречский, городятичский священники, что позволяет судить о существовании в этих деревнях и местечках православных церквей. Об Осовецкой Рождества-Богородичной, Кузьмичской Свято-Троицкой церквах есть сообщение в одном из документов 1717г. В списке священников, который датируется 1746г., встречаются фамилии настоятелей церквей: Осовецкой – Петра, Симеона и Осипа Бирюковичей, Любанской – Шпилевского, Тальской – Ярошевича.
Наиболее древние упоминания о некоторых населённых пунктах Любанского района появляются в связи принадлежностью их к монастырям Слуцкого княжества, куда входила и любанская земля. Оно окончательно отделилось от Туровской земли в конце ХIIв. В 1390-х годах Слуцким князем стал сын Ольгерда Владимир. С 1398г. княжество переходит к сыну Владимира – Олельке. Олельковичи управляли княжеством до 1612г. В 1582г. сыновья Олельки Юрий, Иоанн и Александр поделили княжество. В совместном владении братьев оставался Свято-Троицкий монастырь. Братья должны были вместе подносить пожертвования Слуцкому католическому костёлу. В этом документе приведены Слуцкие инвентари, в которых перечисляются деревни, приписанные к Слуцкому Свято-Троицкому монастырю. Среди них – Редковичи, Шипиловичи, Яминск. Из дел управленческих Слуцкого замка (1658г.) следует, что в середине ХVIIв. на пользу монастыря повинности выполняли жители д. Убибаки (Убибатьки), д. Шипиловичи упоминается как монастырский фольварк.
Слуцкий Свято-Троицкий монастырь принадлежал к числу наиболее древних на Беларуси. Он возник, видимо, в ХIIIв., располагался недалеко от р. Случь под Слуцком. Князья Олельковичи пожертвовали в пользу монастыря большие средства. Земли Слуцкого княжества неслучайно долгое время оставались средой белорусского православия. Архимандриты Слуцкого монастыря в ХVII–ХVIII веках имели исключительные права на управление православными церквями и духовенством на Беларуси как заместители Киевского Митрополита.
Как и другие монастыри, Свято-Троицкий имел большое хозяйство. В его пользу работали многие крестьянские дворы, в том числе ряд хозяйств любанской земли. Архимандрит Слуцкий в 1659г. перечислял мероприятия, которые нужно выполнять подвластным деревням, сёлам и местечкам. Жители фольварков Шипиловичи, Редковичи должны были сеять зерновые, кормить коров, поставлять масло и сыр, ловить рыбу, содержать мельницу, расширять пчельник, присматривать за пчёлами, отправлять мёд, воск, животных, охотиться на волков, лисиц. Жители деревень Яминск и Убибатьки засевали все пустоши, занимались пчеловодством, охотой, косьбой в фольварке Шипиловичи. Жители м. Тройчаны сеяли зерновые, присматривали за огородами, заготавливали брёвна и жерди для стройки и ограды. Монахи имели право рыбной ловли в р. Орессе и оз. Вечера, что с давних времён гарантировались им князьями Олельковичами. В м. Тройчаны держали трактир. Известно, что в 1671г. его арендовал еврей Пушман. Трактир состоял из нескольких строений, два из которых были жилые. Печи в трактире кафельные, зелёной поливы, двери на петлях и на бегунах...
В 33-м томе Актов Виленской комиссии опубликован фундуш Яремичской церкви Рождества Пресвятой Богородицы, датированный 1582г. Из него следует, что Слуцкий князь Александр (Александр Георгиевич Олелькович, умер в 1591г.) поручил Яремичскую церковь отцу Лаврентию Емилиановичу Меляховичу и наделил его землёй и лесом. К Яремичскому приходу присоединились деревни: Загальное (Закальное), Неволожа (Неволож), Самольгово (Смольгово), Заболотье (Заболоть), Юшковичи, половина людей из Костинков (Костешов), Чеченья (Чеченска), Обчина Большого и Малого. Очевидно, это первые письменные известия о названных деревнях Любанского района. В 1611г. из документов Слуцкого замка была выслана копия инвентаря (описания владений) Жидской церкви в с. Жидь (монастырь, теперь д. Красное Озеро) около оз. Жидь (Красное). Согласно этим инвентарям, церкви принадлежала медовая дань с жителей с. Кузьмичи: они в день Покрова Пресвятой Богородицы должны сдавать 5 вёдер для Жидской и 1 ведро мёда для Слуцкой Свято- Варваринской церкви.
Католические, протестантские и униатские религиозные течения, очевидно, не имели заметного влияния на жителей Слуцкого княжества. Давление неправославных конфессий в течение ХII начала ХVII веков было незначительным. В веках, как и повсеместно на Беларуси, в Слуцком княжестве наблюдается процесс размывания православной среды сперва униатской церковью. Сторонники унии – греко-католики, появились на Беларуси после признания частью православного духовенства Берестейкой религиозной унии 1596г. Униаты соглашались на православные обряды. В конце православная жизнь теплилась практически только на Случчине. Православная Церковь здесь ещё с древнейших времён находилась под опекой Слуцких князей из рода Олельковичей. Слуцкие князья Олельковичи были ревностными защитниками православия. Особая роль в сохранении здесь Православия в ХVII–ХVIII веках принадлежит родной дочери последнего представителя этого рода, князя Юрия Слуцкого, святой праведной Софии, княжне Слуцкой. Её заботами и молитвенным предстательством пред Господом сохранилось в городе Слуцке и его окрестностях в лихую годину испытаний чистота и неприкосновенность отеческой православной веры. Кяжна София вышла замуж за Януша Радзивилла. Он был католиком, позже стал протестантом, приняв кальвинизм. Вместе с тем он настойчиво, как и обещал жене, защищал православие. Януш Радзивилл писал: «Церкви и монастыри религии старорусской во владениях моих по-прежнему должны сохраниться и потомки должны следить, чтобы не случилось в том никаких изменений…». Преемники Януша Радзивилла, хотя и были католиками, долгое время придерживались этих заповедей. Однако другие религиозные течения – униатство, католицизм, протестантизм – настойчиво входили в жизнь Слуцкого княжества. Такие обстоятельства заставили в 1690г. православное духовенство Слуцкого и Копыльского княжеств обратиться за помощью к Слуцкой княгине Людвике-Каролине Радзивилл. Она выдала грамоту, где, в частности, подтвердила, что «церкви, архимандрит, игуменства и братства в княжестве Слуцком и других её владениях на вечное время неприкосновенно, без всяких изменений, должны сохраняться в неограниченной свободе своего богослужения под благословением Константинопольского Патриарха и во всех своих обычаях и обрядах церковных; но на месте умерших пресвитеров униаты не должны назначаться и уния в эти церкви не должна вводиться никаким криком или вымышленным способом…».
Несмотря на категорические запрещения, униаты имели определённый успех на землях Слуцкого княжества, что видно из многочисленных жалоб православного духовенства. В 1727г. настоятель Осовецкой церкви Симеон Бирюкович с другими священниками просил архимандрита Слуцкого содействовать возвращению приходских церквей в ряде деревень, в том числе в д. Яминск. В свою очередь архимандрит Слуцкий Феодор (Волкович) обратился к Виленскому епископу, чтобы тот разобрался в конфликте. Епископ назначил комиссию, которая после опроса местных жителей в июле 1728г. сообщала следующее: «В давние времена, скорее всего накануне войны с Московией (1654–1667года), жители д. Кривоносы сделали с драниц шалаш для выполнения богослужения. Позже на земельном участке крестьянина Кондрата под управлением ксендза Бочинского возвели деревянную церковь. Сюда три раза в год на церковные праздники, пророка Илии, Успение и Покров Пресвятой Богородицы, в базарные дни приезжало осовецкий батюшка. Когда он появился однажды на Пасху, прихожане сказали, что имеют нового священника – униатского пресвитера из д. Яминск. Осовецкий батюшка провёл службу и поехал в д. Осовец. Когда в д. Кривоносы появился униатский пресвитер из д. Яминск, люди открыли церковь». Вероятно, имение Яминск в 1720-е года принадлежало Слуцким иезуитам. Ректор Слуцкий – собственник имения приехал в д. Яминск и в присутствии униатского священника говорил: «Детки, вы находитесь в неправильной вере. Если хотите спастись, принимайте унию; в д. Яминск есть священник для тех, кто захотел бы принять унию. А я по возвращению из г. Бобруйска освящу церковь…». Войты принесли универсал с печатями, в котором указывалась принадлежность церкви не к Осовецкому, а к Яминскому приходу – от осовецкого попа прихожанам нет никакой выгоды (может преимущества): «Будьте униатами и слушайтесь яминского пресвитера…». Известно, что позже из католичества в православие перешли Станислав Мачульский, а из унии Григорий Коваль и Иоанн Артемович…
В 1740-е года споры между униатами и православными из-за церквей Осовецкого прихода продолжались. Более того, в это время православные священники начали оспаривать правомочность действий униатов в отношении к церкви и в м. Уречье.
Хмурым, ненастным днём вошёл XX век в историю Православной Церкви и любанской земли. Грозовые раскаты невиданных социальных потрясений затронули судьбы многих православных верующих, проживавших в её пределах; пламенем бед и страданий опалили жизни людей. Вспомним и кратко обозначим эти выстраданные народом вехи своего исторического бытия. В них перед нашим взором предстаёт драматическое прошлое родной любанской земли в отошедшем в прошлое XX столетии. Все эти события кровью и слезами страдальцев за веру Христову запечатлились в недавнем прошлом Любанщины.
История Православной Церкви Любанщины новейшего периода связана с событиями, последовавшими за революцией 1917г., которые привели к разрушению приходской жизни, упорядоченной трудами многих поколений верующих. В это время на гребне революционной волны были подняты многие жизненно важные церковные вопросы, а гонения на веру со стороны власти достигли невиданных ранее пределов, Церковь подверглась серьёзным испытаниям. Одним из таких испытаний стал «обновленческий» раскол (своеобразное продолжение дореволюционного движения за церковное обновление). «Обновленческий» раскол распространился и в Слуцком викариатстве. Обновленцам удалось вовлечь в раскол всего лишь три церкви Слуцкого округа. К ним перешли храмы в Уречье, Пуховичах и Киевичах. 25.08.1925 в Минском епархиальном управлении состоялось заседание обновленцев, где по предложению архиепископа Алексия Диаконова приняли постановление: для проведения в жизнь обновленческих идей назначить уполномоченных по Мозырскому, Слуцкому и Борисовскому округам. На должность уполномоченного, отвечающего за Случчину, был определён священник м. Уречье Николай Делекторский. Вскоре он принёс покаяние и перешёл в каноническое подчинение епископу Николаю.
Новейшая церковная история любанского края связана с выявлением имён тех священнослужителей и мирян, которые погибли в годы гонений, обрушившихся на Церковь в ХХв. Трагические судьбы священнослужителей в послереволюционный период (постоянные аресты, ссылки) – одна из страниц в истории XXв. Хронологически охватывая период с 1929 по 1939 годы, история зиждется, в первую очередь, на следственных делах и свидетельствах очевидцев тех страшных лет. До этого времени Церковь объединяла вокруг себя значительный по размерам приход, который в тяжёлые десятилетия трагического XXв. возглавляли пастыри, сумевшие до конца дней своих сохранить верность Православной Церкви, несмотря на жесточайшие гонения. Кампания массовых арестов духовенства и мирян сопровождалась закрытием православных храмов. В ходе этой кампании к 1938г. все церкви Любанской земли были закрыты. С началом 1933г. последовала очередная волна гонений. Священники и миряне в 1929-1933г.г. были приговорены к различным сроком заключения (а часто и расстрелам).
В результате внутренних церковных разногласий, неслыханных по жестокости гонений со стороны советской власти были репрессированы священно- церковнослужители православных церквей любанской земли: иерей Владимир Делекторский, псаломщик Филипп Байко, прихожане Кирилл Кийко, Петр Каток, Иаков Залусский (д. Заболоть), псаломщик Владимир Хлебцевич (д. Еремичи), иерей Андрей Ладышевский (д. Загалье), священник Игнатий Кохан (д. Яминск), иерей Иоанн Севрук и протоиерей Иоанн Жидок (г.п. Любань), протоиерей Николай Делекторский, протодиакон Аркадий Страхович (г.п. Уречье), священник Феодосий Наронович (д. Замошье), протоиерей Сергий Родаковский, староста Иаков Кошко, псаломщик Андрей Лутович, староста Алексий Муравейко (д. Таль), староста Иоаким Гальченя (д. Осовец), священник Леонтий Проневич (д. Городятичи), многие из них приняли мученическую кончину. Не в таком уже далёком прошлом открытое исповедание христианской веры могло стоить жизни. Большинство священнослужителей были уроженцами Белоруссии, многие из Минской епархии. По традиции священниками становились дети духовенства, псаломщиков, потомственных дворян, горожан простых крестьян. Многих подготовила к священству Минская Духовная Семинария. Однако не для всех путь к священству мог быть обусловленным рождением в семье духовного звания и внешним благополучием Церкви до 1917г. Особые тройки НКВД, выносившие приговоры в 1930-е годы, не считались ни с возрастом священнослужителей (некоторым было уже за 60 лет), ни сих многодетностью. Имущество расстрелянных и репрессированных конфисковывалось, семьи высылались за Урал. Поводом к аресту могли служить слова, сказанные на проповеди, моральная поддержка крестьян, насильственно сгоняемых в колхозы, переписка с осуждёнными ранее священниками. Далеко не все персоналии страдальцев за веру изучены. Много пострадало и мирян, которые грудью своей заслоняли храмы от поругания, делились со священниками теми остатками продуктов, которые смогли уберечь от советской продразвёрстки.
В начале ХХв. на Любанщине действовало 18 православных церквей. Враждебное отношение власти к религии было очевидным. Все церкви Любанской земли в годы советской власти были закрыты или разрушены, а имущество их осквернялось и подвергалось разграблению, документальные источники истории церквей почти все были уничтожены. В местных газетах были постоянные нападки на церковь и на верующих, которых высмеивали, обвиняли в невежестве и бескультурии. Тех, кто ходил в храм, «вызывали на ковёр» и проводили «просветительские беседы». Доносы делали, писали, фальшивые церковники, присовокупляя всякие небылицы. Коммунистам, комсомольцам и другим лицам, кто занимал ответственные должности, не разрешали крестить детей, ругали за то, кто повенчался. Особые препятствия чинили власти по посещению храмов детьми, не пускали в церкви детей от 4 до 18 лет. Перед входом в храм на Пасху и другие праздники стояли дежурные учителя и не пропускали детей к Богу. Детей священников высмеивали в школе и увольняли с работы за то, что отец священник. Священнослужителей избивали бандиты, врывались в дом с требованием денег. Все эти невзгоды сказывались на здоровье священников, кроме душевных переживаний добавлялись и болезни телесные. Пастыри любили людей, жалели, что не все могут жить по-христиански из-за незнания правил духовной жизни. Батюшки любили детей, некоторые всегда носили в кармане для них конфеты.
Возрождение церковной жизни пришлось на конец 1980-х годов. В 1993г. впервые после долгих гонений любанскую землю посетил правящий Архиерей – Высокопреосвященнейший Филарет (Вахромеев), Митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуси. В настоящее время на любанской земле действует 8 православных храмов и приходов. Отрадно, что и наша земля вырастила священнослужителя – иерея Фому (Эдуарда) Ивановича Шаплыко, настоятеля Свято-Ильинского храма в д. Радошковичи Минской области, который родился в д. Сорочи. В XXIв. были предприняты труды по возведению храмов.
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
 Каталог TUT.BY