О генерале от инфантерии П.Д. Цицианове
Среди российских полководцев XIX столетия, чьи славные деяния и заслуги перед Отечеством в силу различных причин в наше время оказа­лись незаслуженно забытыми, – генерал от инфантерии князь П. Д. Цицианов. Будучи в начале прошлого века наместником и главнокомандующим на Кавказе, Павел Дмитриевич сделал очень многое для утверждения российского влияния в этом регионе.

Деятельность князя Цицианова ознаменовалась множеством ярких побед. Возглавляемые им войска не раз наносили сокрушительные поражения многократно превосходившим по численности персидским войскам и крупным отрядам приспешников шаха из числа закавказских феодалов. Жизнь выдающегося военачальника трагически оборвалась в феврале 1806 года, когда он был предательски убит во время церемонии передачи ключей от крепости Баку местным ханом (об обстоятельствах этого вероломного убийства сложилось немало версий; автор очерка излагает две из них, имеющих документальное подтверждение). Как писали современники, голову русского главнокомандующего на Кавказе послали в подарок персидскому шаху. 

Несмотря на яростное противодействие Персии и Турции, уже к 1809 году были подписаны договоры о переходе в подданство России Карабахского, Текинского, Ширванского, Дербентского, Кубинского, Бакинского, Талышского ханств... В этом велика заслуга князя П. Д. Цицианова, силой оружия и искусством дипломатии склонявшего к покорности ориентировавшихся на исламские державы местных владык. 

К славным делам полководцев поэты всегда были неравнодушны. Так и Александр Сергеевич Пушкин увековечил образ генерала от инфантерии П. Д. Цицианова в бессмертных строках:

И воспою тот славный час,
Когда почуя бой кровавый,
На негодующий Кавказ
Подъялся наш орел двуглавый;
Когда на Тереке седом
Впервые грянул битвы гром
И грохот русских барабанов,
И в сече, с дерзостным челом,
Явился пылкий Цицианов...

Происходил Цицианов из древнего рода грузинских князей Цицишвили, переселившихся в Россию в 1725 году. В то время немало грузинских князей бежало из родных мест, где свирепствовали то турки, то персы, и нашло себе пристанище на русской земле, ставшей для них Отечеством.
Родился Павел Цицианов (фамилию для удобства произношения и написания переделали на русский лад) в Москве 8 сентября 1754 года. Дед его – князь Паата Цицишвили (Павел Захарьевич Цицианов) нашел убежище в России вместе с царем Картли Вахтангом VI. Поступив на русскую службу в царствование Анны Ивановны капитаном, он погиб под Вильманстрандом в войне против шведов 1741-1745 гг.
Отец Павла Дмитрий Павлович служил по гражданской части. Мать Елизавета Михайловна – урожденная княжна Давидова. А двоюродная сестра будущего кавказского наместника красавица Мария Георгиевна стала последней грузинской царицей. Судьба распорядилась так, что Цицианову выпал жребий сурово покарать царственную родственницу за неповиновение российскому государю и убийство русского военачальника. Но об этом рассказ впереди.
Воспитание в небогатой семье грузинской знати княжич получил по тем временам хорошее: знал грамоту и счет, закон Божий. В детском возрасте записанный по установившейся традиции в лейб-гвардии Преображенский полк, князь Цицианов рано познал все тяготы воинской службы. Из гвардии его скоро перевели в армию. По служебной лестнице продвигался успешно. Да и было отчего: в жизни ему приходилось надеяться только на себя, к числу состоятельных семейств не принадлежал. То, что он в тридцать два года (в 1786 г.) одновременно с производством в полковники стал командиром Санкт-Петербургского гренадерского полка, говорит о многом. Прежде всего о том, что службу правил примерно во всех отношениях.
В русско-турецкой войне 1787-1791 гг. Цицианову повезло на учителей. В сражении 31 июля 1788 года под сильной османской крепостью Хотин его гренадерский полк на глазах самого Румянцева творил чудеса храбрости. Катульский герой высоко оценил действия энергичного и распорядительного полкового командира. Тут же, на поле боя, он предрек -62- князю блестящую военную карьеру и не ошибся. В той войне Цицианову довелось сражаться под началом А. В. Суворова, набираясь командирского опыта и тактического мастерства в сражениях под Фокшанами и на реке Рымник, под Измаилом и Мачином. Не случайно в переписке Александра Васильевича фамилия Цицианова встречается не раз. Суворов характеризует его как командира деятельного, способного блестяще командовать крупным воинским отрядом.
Воевал под суворовскими знаменами Павел Дмитриевич и в Польше в 1794 году. Туда он прибыл со своим полком уже в звании генерал-майора, присвоенном ему в день торжеств по случаю заключения мира с Турцией.
К тому времени российская армия знала князя Цицианова не только в связи с военными заслугами. Его уважали за проницательный ум и острый язык, которого побаивались даже сильные мира сего. В войсках одно время ходило по рукам в списках сочиненное П.Д. Цициановым сатирическое произведение "Беседа русских солдат в царстве мертвых", где в диалоге двух убитых солдат - Двужильного и Статного высказывалась острая критика на методы военного управления и даже на светлейшего князя Г. А. Потемкина. К чести светлейшего, необходимо отметить, что к подобного рода упрекам он относился весьма снисходительно и авторам не мстил.
...В Польше русским войскам пришлось встретить сильное сопротивление. Царство Польское, на особых правах входившее в состав России, в тот период имело собственную регулярную армию. Подавление восстания конфедератов под руководством Т. Костюшко вылилось в кровопролитную войну.
Сводный отряд Цицианова прикрывал от противника Белоруссию. В самом начале выступления поляков он удержал важный в военном отношении город Гродно. В белорусском крае со дня на день ожидали восстания многочисленной польской шляхты. Кровавая резня, известная под названием Варшавской заутрени, нашла отголосок в литовском Вильно и близком к нему белорусском Гродно. В первом из этих городов русский отряд оказался застигнутым врасплох и понес потери.
В Гродно же мятеж совершенно не удался. Князь Цицианов, не веривший польским льстивым речам", зорко следил за настроениями горожан, не допускал наплыва в город праздного люда и держал полк в постоянной готовности. Как только в городе начался мятеж, он вывел своих гренадер за стены и под угрозой беспощадного штурма заставил гродненский магистрат выдать главных зачинщиков, а на жителей наложил контрибуцию в сто тысяч рублей, дав для ее сбора однодневный срок. Вид батальонных каре, готовых по первому приказу начать приступ, и наведенные жерла орудий заставили членов магистрата поспешить с удовлетворением требований не склонного шутить генерала.
Слух об этом облетел всю Белоруссию и в известной мере способствовал тому, что спокойствие и порядок были сохранены в соседних городах и местечках. Однако гродненскому коменданту приходилось трудно. Дело в том, что варшавское правительство, посылая на восток многочисленные отряды, стремилось перенести боевые действия с польской территории в Литву, Белоруссию, на Подолию. Антирусские настроения там встречали поддержку со стороны националистически настроенной местной шляхты, традиционно ориентировавшейся на Речь Посполитую.
Генерал-майор Цицианов многое сделал для того, чтобы воспрепятствовать осуществлению далеко идущих замыслов конфедератов. Первое самостоятельное сражение он дал 24 августа 1794 года под Любанью, где с меньшими силами наголову разбил пятитысячный отряд варшавского генерала Стефана Грабовского, переправившийся через Буг и прорывавшийся в Минскую губернию.
Русский отряд, поднявшись по тревоге, настиг противника, устремившегося было к переправе через Птичь, и навязал бой. В ходе его повстанцы, понеся большие потери, рассеялись по округе, оставив победителям всю артиллерию и обоз.
Убедительная победа под Любанью показала яркие способности молодого военачальника. Не случайно А. В. Суворов в одном из своих всегда лаконичных приказов требовал от воевавших с конфедератами войск сражаться решительно, как князь Цицианов.
Успешное командование крупным отрядом в Царстве Польском заметили в Санкт-Петербурге. Императрица Екатерина II наградила грузинского князя орденом святого Владимира 3-й степени за Гродно, орденом святого Георгия 3-й степени – за Вильно и золотой шпагой с надписью "За храбрость" – за победу над Грабовским. Помимо того, он получил в собственность крупное поместье в Минской губернии в 1500 десятин.
Заслуги в польской кампании предопределили дальнейшую судьбу Цицианова. Ему суждено было прославить русское оружие на Кавказе, куда он так стремился.
С давних пор времен народы Грузии и Армении тяготели к православной России. Раздробленные на мелкие царства и ханства, постоянно враждовавшие между собой, они не могли противостоять захватнической грабительской экспансии Турции и Персии, вопрос стоял о существовании грузинского и армянского народов.
Первыми осознали дилемму - или быть полностью порабощенными тираниями Востока, или перейти под державную власть доброжелательной России – в Грузии. В 1783 году в северокавказском городе Георгиевске был заключен договор (трактат) между российской императрицей Екатериной II и царем Восточной Грузии (Картли-Кахетии) Ираклием II. По нему в Грузию вводились русские войска для вооруженной защиты ее от воинственных соседей.
Однако вскоре тяжелые войны сразу на двух фронтах – против Турецкой империи и королевства Швеции – отвлекли внимание правительства России от кавказских дел. Между тем в Персии в междоусобной борьбе победил Ага-Мухаммед-хан, положивший начало воинственной шахской династии Каджаров. Он жаждал завоеваний и добычи и нацелил свой кровожадный взор прежде всего на закавказские земли.
Огромная иранская армия в 1795 году перешла Араке и вторглась в Закавказье. Страшному разграблению подверглись Карабахское, Текинское и другие ханства. Ага-Мухаммед-хан направил царю Ираклию II ультиматум с требованием разорвать союз с Россией и стать послушным данником Персии.
Царь, надеясь на защиту России, ответил отказом, и вскоре шах вторгся в Восточную Грузию. Российское правительство смогло в то время направить для ее защиты два пехотных батальона по тысяче человек, способных своим присутствием несколько охладить пыл восточных завоевателей. Но военная помощь подоспела только в ноябре 1795 года.
Для защиты столицы - Тифлиса картли-кахетинский царь смог собрать войско численностью не более 2500 человек. Из Западной Грузии пришел на помощь небольшой отряд добровольцев. Ага-Мухаммед-хан подступил к городу с 9000 воинов. Грузины сражались героически, но битву за Тифлис проиграли.
Враг занял древнюю столицу. За девять дней своего пребывания в ней персы разграбили и почти полностью разрушили город, уведя всех оставшихся в живых жителей в плен. Зверства завоевателей превзошли все случавшееся на этой многострадальной земле за многие века.
Подобным образом персы подчиняли своему владычеству и население Северного Азербайджана. Так, в 1794 году по велению шаха Каджара было ослеплено 20 тыс. азербайджанцев, в доказательство исполнения шахской воли в Тегеран доставили двадцать тысяч пар вырванных глаз.
В ответ на вторжение шаха в Восточную Грузию Россия в конце 1795 года объявила Персии войну. Так началась война с иранской державой, которая вошла в историю как второй Персидский поход (первый успешно совершил в 1722-1723 гг. Петр Великий).
Командование экспедиционными войсками, уходившими в поход, вверялось генерал-поручику В. А. Зубову (брату Платона Зубова, последнего фаворита императрицы Екатерины II). Валериан Александрович Зубов, деятельно готовивший военную экспедицию на юг Каспия вдоль Кавказского побережья, нашел -64- ближайшего помощника в лице князя Цицианова. Несмотря на успех операции (были заняты Дербент, Баку, Куба), после вступления на престол императора Павла I поход был прекращен, а русские войска оставили занятые территории.
Генерал Цицианов в 1796-1797 гг., перед отзывом русских войск из Закавказья, исполнял должность коменданта Баку. Здесь он сблизился с местным правителем Гуссейн-Кули-ханом, нукеры которого впоследствии убьют князя и, по всей видимости, с ханского повеления...
После прекращения так успешно начавшегося Персидского похода Павел Дмитриевич фактически оказался не у дел и вышел в отставку, как поступило немало екатерининских генералов в царствование Павла Петровича. Однако он не прекращал следить за развитием событий на Кавказе.
В начале 1798 года скончался престарелый картли-кахетинский царь Ираклий И. Новым правителем стал его сын Ираклий III. С выводом русских войск из Грузии там снова сложилась тревожная обстановка.
Ага-Мухаммед-хан в 1797 году вторгся в Карабах, взял крепость Шушу и учинил в этом крае страшный погром. Дальше его армия не двинулась только по той причине, что в июле 1797 года один из придворных, опасаясь за собственную жизнь, убил кинжалом кровавого тирана.
Это была всего лишь временная отсрочка нового персидского нашествия на Грузию. И царь Ираклий III обратился к императору Павлу I с настоятельной просьбой о военной помощи.
Во имя спасения Грузии, ее многострадального народа картли-кахетинский владыка объявил себя верноподданным российского императора и обязался управлять "по тем законам, кои из высочайшего двора даны быть имеют". Ираклий III давал слово без особого на то повеления из Санкт-Петербурга никаких узаконений не вводить.
В ноябре 1799 года русская армия под командованием генерала Ивана Петровича Лазарева вновь вступила на грузинскую землю, чтобы окончательно взять под защиту ее рубежи.
Высочайший манифест о присоединении Грузии к России, подписанный новым императором Александром I, был обнародован 12 сентября 1801 года. Среди прочего в нем говорилось, что отныне все царствовавшие ранее династии лишаются права на грузинский престол, что, собственно, и предусматривалось в обещании Ираклия III.
В Санкт-Петербурге вскоре вспомнили о Цицианове. На Кавказе требовался человек именно такого склада – решительный, энергичный, способный проявить твердость, хорошо знающий край и населяющие его народы, а следовательно, способный привести к покорности самовластных местных феодалов, не желавших прислушиваться к мольбам и стенаниям уставшего от их произвола, междоусобиц и персидского грабежа народа.
11 сентября 1802 года Цицианова назначили наместником и главнокомандующим войсками на Кавказе. Одновременно на него были возложены обязанности инспектора Кавказской линии, астраханского генерал-губернатора и главноуправляющего Грузией. В качестве важнейшей перед ним ставилась задача всемерно расширить влияние России на Кавказе.

Оказывается, за этот "подвиг" империатрица российская Екатерина Вторая Великая наградила князя Золотой шпагой "За храбрость"!
Как совершенно по-разному можно трактовать известный исторический факт!

Судьба наказала грузинского князя Цицианова. Участь его печальна: мусульмане, по древнему своему обычаю, отрезали изменнику голову...

Статью дослал: Бенедиктович Леонид Анатольевич

Комментарии
Добавить новый Поиск
Наталия Николаевна Синяк  - бой под Любанем 1794 г.   |93.85.212.xxx |2016-03-22 18:28:35
читайте "Подробный отчет П. Цицианова И. Репнину о сражении под Любанью
29 августа"(АВПРИ, ф. 79, оп. 6, д. 1841, л. 232-233).Документ опубликован в книге: “Восстание и война 1794 года в литовской провинции”. Минск. 2001 г., размещен на сайте Восточная литература
А текст, размещенный на странице Вашего сайта как-то не стыкуется ни по времени, ни по месту, ни по фактам с подлинным документом.
..." Первое самостоятельное сражение он дал 24 августа 1794 года под Любанью, где с меньшими силами наголову разбил пятитысячный отряд варшавского генерала Стефана Грабовского, переправившийся через Буг и прорывавшийся в Минскую губернию.
Русский отряд, поднявшись по тревоге, настиг противника, устремившегося было к переправе через Птичь, и навязал бой. В ходе его повстанцы, понеся большие потери, рассеялись по округе, оставив победителям всю артиллерию и обоз" -
123   |217.21.52.xxx |2017-01-24 00:18:45
Не разумею, навошта тут гэты матэрыял пра Цыцыянава, які знішчаў пад Любанью нашых продкаў? Так можа яшчэ тут біяграфію А. Гітлера надрукуеце?
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
 Каталог TUT.BY