Лескин Артём Федорович Воспоминания о войне
Лескин Артём Федорович Воспоминания о войне - Совместно с отрядом Ф. И. Павловского
Индекс материала
Лескин Артём Федорович Воспоминания о войне
Начало войны
Ранение
Новиченко Степан Антонович
С бойцами 121 стрелковой дивизии
Встреча с группой А. И. Далидовича
Укрепляются связи с местным населением.
Встреча с разведчицей
Дела повседневные
Поход к врачу
Встреча с В. И. Козловым
Разгром немецкого гарнизона в Любане
Угнали скот от немцев
Ликвидация полицейского гарнизона в Кузьмичах
Совместно с отрядом Ф. И. Павловского
Рейд
Новые трудности
Связь с «Большой землёй»
Операции на дорогах
Разгром Яминского гарнизона
Подготовка к «Концерту»
Свой аэродром
Задание подпольного обкома
«Гольдфольд» против партизан
Словаки
Наш голос в «Эхе над Полесьем»
Сформирование бригады
Бои с карателями
Мы участвуем в «Концерте»
Борьба за урожай
Юные партизаны
Бои за партизанскую зону
Немецкая карательная экспедиция в феврале 1944
В прифронтовой полосе
Соединение с Красной Армией
Все страницы

Однажды, при посещении нашего лагеря, Миша Сытько сообщил, что в Копаткевичах немцы разбили спиртоводочный завод, и местные жители сумели запастись спиртом. Люди из деревни ходили туда, чтобы добыть для себя спирта и рассказывают, что в Октябрьском районе на Полесье действует партизанский отряд Героя Советского Союза Ф.И. Павловского. 
О Павловском мы уже знали. Звание героя ему присвоили в первые дни войны. Он отличился в боях совместно с частями Красной Армии, но где он действует, нам не было известно.
Теперь в Октябрьский район мы послали двух бойцов с задачей разыскать Павловского, и предложить ему встретиться.
Через несколько дней наши разведчики вернулись и принесли от Павловского записку. Он предлагает встречу на хуторе Славковичского сельсовета.
Александр Иванович и я в назначенное время отправились на хутор. Ночь была тёмная, на подходе к хутору нас окликнули. Назвали пароль - получили отзыв.
Нас провели в комнату, в которой находилось человек семь партизан. Представились, познакомились с присутствующими. Это были молодые рослые крепыши, аккуратно одетые, чисто выбритые, с автоматами и пистолетами на ремнях.
Сам Павловский произвёл на нас хорошее впечатление. Стройный с армейской выправкой, одет в лёгкое пальто, под пальто - гимнастёрка и армейские брюки, заправленные в хромовые сапоги. На ремне – кобура с пистолетом, к которому пристёгнута немецкая алюминиевая цепочка, вместо обычного нашего ремешка.
Павловский рассказал о своём отряде, о его составе и организации, о действиях на Полесье, в основном в Октябрьском и Копаткевичском районах. В Копаткевичах находится немецкий гарнизон численностью 75 солдат и офицеров и полиция 120 человек. Кроме того, там, на зерновых складах, немцы подготовили к отправке в Германию свыше 600 тонн зерна, награбленного в деревнях района. Полиция организована в Ветчине и Новосёлках. В Фастовичах тоже немецкий гарнизон. Необходимо ликвидировать эти вражеские гнёзда, но сил не хватает.
Мы рассказали о своём отряде и партизанских группах, находящихся на Любаньщине. Если согласовать действия наших отрядов, привлечь группы Чернышёва, Лукашевича и Ярошова, то появятся новые возможности, и мы совместно можем многое сделать.
Подсчитали наши возможности по вооружению и боеприпасам, договорились о времени и месте сосредоточения наших сил для проведения операции. Руководство операцией мы взяли на себя. Для подготовки отвели шесть суток.
За это время провели тщательную разведку гарнизонов, разработали планы наших действий. Провели совещания с командирами групп, подготовили транспорт, коней и сани, для придания большей маневренности нашим силам.
Организацию рейда по разгрому этих гарнизонов продумали до мелочей.
В посёлок Пятая бригада Городячинского сельсовета к 18.00 часам 13 января 1942 года прибыл наш отряд, отряд Павловского под командованием комиссара отряда Семёна Миханько, группы Лукашевича, Чернышёва и Ярошова. Общая численность сводного отряда составила 91 человек. Сводный отряд возглавил Далидович. Мы имели на вооружении два станковых пулемёта, три ручных пулемёта, автоматы и винтовки. Гранат и патронов было мало, что решили компенсировать ночными внезапными действиями.
В  два часа ночи подъехали к деревне Ветчин. Послали группу под командованием Фурмана в составе Ивана Сытько, Василия Беляева и Ивана Вишневского в деревню. Они захватили полицейский патруль, заставили вызвать начальника караула, обезоружили его, а затем разоружили весь караул. После этого мы вошли в деревню. Гуляев с пятью бойцами повели начальника караула к начальнику полиции. Тот сообщил начальнику полиции, что из Копаткевич приехало начальство и вызывает его. Вышедшего из дома сонного начальника полиции разоружили и привели в колхозную контору, где полицейские организовали свой штаб. Туда же Маханько с группой партизан привели старосту деревни.
Полицейские, под контролем партизан, пошли по деревне и вызывали в штаб полицейских, сообщая им, что из Копаткевич приехало начальство и собирает всех. Прибывших в штаб полицейских разоружали и усаживали в отдельную комнату под охрану.  Трофеи составили два ручных пулемёта, два автомата, 29 винтовок и 4500 патронов.
Пригласили всех жителей деревни на сход. Сообщили, что мы партизаны, а это разоружённые полицейские, фашистские прислужники, предатели, воюющие против своего народа. Они все перед вами, решайте, что с ними делать.
Колхозники несмело переглядываются друг с другом, переговариваются, указывают на молодых полицаев, которым не больше 16 – 18 лет, говорят, что они глупые, их обманули, что вины на них нет. Сход оживился: мужчины стали говорить о том, что полицаи забирали у людей последние продукты, обрекая людей на голод, уводили со двора коров – кормилиц семьи, избивали женщин. А начальник полиции и староста забрали весь хлеб и скот и отправили в Копаткевичи, собирали мужчин и женщин и увозили куда-то на принудительные работы. Кто сопротивлялся их действиям – избивали и грозили виселицей. Издевались над молодыми женщинами и девушками.
По обвинениям, высказанным на сходе, за измену Родине, за активное сотрудничество с гитлеровскими оккупантами начальника полиции, старосту и девять полицейских приговорили к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение. Остальных полицейских отпустили, предупредив, что будут наказаны, если пойдут на службу к немцам. Призвали население вступать в партизанские отряды.
Жители деревни сообщили, что у их соседей в деревне Комаровичи тоже организована полиция. Начальник полиции, ранее осуждённый на 10 лет за бандитизм, был освобождён немцами и вернулся в деревню. Он зарегистрировался, со своими дружками, в немецкой комендатуре, где ему предложили организовать в деревне полицию, и это он с удовольствием начал выполнять. Полиция со всей энергией выполняла указание немецкой власти в части поставки продовольствия, а также не брезговала личными вещами жителей. Грабежи, пьянство, издевательство над односельчанами не прекращались.
Мы решили действовать без всякой разведки, используя фактор внезапности. Отряд Маханько, с полицейскими повязками на рукавах, влетел в деревню. Приехавший «полицейский начальник» приказал начальнику полиции собрать всех полицейских и жителей деревни на колхозном дворе.
Когда приказание было выполнено, наш отряд въехал в деревню и окружил колхозный двор.
Далидович приказал полицаям сложить оружие и построиться отдельно от жителей деревни. Только тогда они поняли, в какую ситуацию попали.
С жителями деревни провели митинг, рассказали о положении на фронтах, о разгроме немцев под Москвой, призвали организовывать партизанские отряды, вести борьбу с оккупантами.
Для полицейских приговор был один – смерть. Наши трофеи составили 17 винтовок. Патронов было мало - во время пьянок полицаи расстреляли свой боекомплект. 
В этот же день вечером прибыли в Новосёлки. Расправились с местной полицией. Выставили охранение, дали отдых людям и коням.
Перед нами стояла основная задача: разгромить немецко-полицейский гарнизон в райцентре Копаткевичи.
К нам пришёл бывший работник военкомата из Копаткевич, который скрывался от немцев и полиции в Новосёлках. Он подтвердил имеющиеся у нас данные о противнике. Дополнительно сообщил, что немцы располагаются в здании райисполкома, а полицейские – в здании райкома. Местные полицаи проживают по домам. Кроме двух зерновых складов имеются продовольственный склад и склад боеприпасов. Зерновые склады охраняет полиция по два человека в смену, улица контролируется парным патрулём. На въезде в райцентр со стороны Новосёлок и со стороны Фастовичей расположены полицейские посты. Здание райисполкома охраняют немцы.
Собрали совещание командиров, на котором Далидович оценил создавшееся положение. Бойцам требовался отдых, так как уже в течение двух суток без сна и еды разгромили три полицейских гарнизона. Но остановиться на отдых это значит дать возможность противнику разгадать наши действия и предпринять ответные меры. Поэтому целесообразно, пока немцы ничего не знают, нанести ночью удар по Копаткевичам.
Маханько высказал несогласие с высказанным предложением, объясняя свою позицию тем, что нужно дать отдых бойцам и коням, а за это время провести тщательную разведку. На основании уточнённых данных о противнике можно будет принять решение о дальнейших действиях.
Я начал доказывать, что останавливаться нам ни в коем случае нельзя. Пока мы будем вести разведку, немцы обнаружат наше присутствие, приведёт свои силы в боевую готовность, оповестят соседние гарнизоны и устроят нам соответствующую встречу.
Лукашевич своего  мнения не высказал.
На совещании договориться не смогли, разошлись.
Мы в своём штабе обсудили возникшие разногласия и решили, что, в случае категорического отказа Маханько, немедленно своим отрядом с присоединившимися группами выступить на Копаткевичи.
Замысел операции включал следующие действия. Иван Сытько с пятью бойцами бесшумно снимает часовых у зерновых складов, выставляет свою охрану и сообщает об этом в штаб. Дмитрий Гуляев во главе группы в восемь бойцов скрытно проникает в Копаткевичи с задачей разоружения патруля и караула. Пулемётный расчёт Беляева перекрывает дорогу от железнодорожной станции Птичь, пулемётный расчёт Гамзюка – дорогу от Фастович. Выводятся из строя линии связи. Колонна партизанских саней галопом врывается в районный центр. На головных санях - бывший работник военкомата, который указывает, где находятся основные объекты удара. В голове колонны – группа гранатомётчиков, атакующая эти объекты. Далее следует группа автоматчиков и пулемётчиков с ручными пулемётами.
С эти замыслом ознакомили вновь собравшихся командиров. Далидович заявил, что наш отряд с группами Лукашевича и Ярошова через 30 минут выступают на Копаткевичи. Кто с нами – отдавайте приказ о готовности к выступлению, кто не хочет – не мешайте. Боятся того, что противник в два раза превосходит нас не нужно, за нас – внезапность, тёмная ночь и снежная пурга.
Александр Иванович приказал мне доложить расчёты и план действий. Я доложил и добавил, что если уничтожить противника не сумеем, то в темноте спровоцируем панику, при которой немцы будут думать, что это полиция напала на них, а полиция, что это немцы на них напали. Пока они разберутся, мы уничтожим склады с хлебом. При удачной операции мы можем захватить богатые трофеи.
После короткого обсуждения плана командирами решили, для исключения возможности преждевременной тревоги, группы для снятия часовых и патруля не посылать: они сами разбегутся при налёте. Группу гранатомётчиков возглавил Фурман, группу автоматчиков – Лукашевич. Эти группы будут поддерживаться огнём отряда Маханько. В резерве штаба – группа Ярошова. План приняли единогласно.
В 01 час 30 минут  15 января 1942 года сводный отряд выступил на Копаткевичи и через час вышел на опушку леса – исходный рубеж для атаки.
На полном галопе санная колонна врывается в Копаткевичи к зданиям райисполкома и райкома. Часовых у зданий не оказалось – сбежали услышав шум. В окна зданий полетели гранаты, вслед в здания врываются штурмовые группы. Ошеломлённые неожиданностью немцы выскакивают в окна и двери и попадают под огонь наших автоматчиков и пулемётчиков. Через несколько минут боя с гитлеровцами всё было покончено.
В этом бою мы захватили один станковый пулемёт, четыре ручных пулемёта, 40 винтовок, 10 пистолетов, 3500 патронов, ящик гранат и одно противотанковое ружьё.
Наступило утро, собрали народ на митинг. Далидович обратился к собравшимся жителям с короткой речью. Он сказал, что мы отобрали у фашистов хлеб, награбленный у населения для отправки в Германию. Фашисты хотят наш народ оставить на голодную смерть. Это хлеб народный и мы возвращаем его вам, берите мешки и идите к складам, там партизаны выдадут вам хлеб.
Гуляев зачитал сводку Совинформбюро о разгроме немцев под Москвой, раздал листовки и призвал к борьбе с оккупантами, браться за оружие и организовываться в отряды.
Пока проходил митинг, партизаны привели несколько человек полицейских. В их числе оказался председатель Копаткевичского райисполкома Михайловский и его заместитель Корнейчук.
Далидович знал этих людей раньше. Он подошёл к Михайловскому и спросил:
- Что ты здесь делаешь?
- Ничего, отсиживаюсь пока дома, - ответил тот, и опустил голову.
- Выходит, ты примирился с фашистами, бросил пост, доверенный тебе народом? – разворачивается и кулаком ему в ухо, потом – второй раз.
Михайловский горит от стыда, нервно теребит дрожащими пальцами пуговицу полушубка.
- Вот спросим народ, если он не замолвит за тебя слово, то расстреляем тебя вместе с полицаями, - говорит Далидович.
Михайловский стал говорить о том, что у него подобран актив, и он может хоть сегодня выйти в лес. Мы поверили ему, расстреливать не стали, да и всё равно ему после разгрома гарнизона здесь оставаться нельзя – немцы его расстреляют.
 Михайловский сдержал своё слово и вместе с Александром Жигарем, Александром Корнейчуком, Николаем Гордиенко и другими активистами в течение короткого времени организовали отряд. Командиром отряда был избран Михайловский.
Склады с зерном открыты, но людей вначале пришло мало. Вскоре весть о том, что партизаны раздают хлеб, разнеслась по всему городу. Людей собралось много, создалась давка, каждый старается быстрее насыпать себе мешок. Мужчины насыпают по несколько мешков, кто-то пришёл с санками, некоторые приехали на лошадях. Женщинам, особенно с детьми, пробиться к зерну не возможно. Вокруг склада народу скопилось много, все спешат, каждому хочется взять хлеб и уйти. В дверях склада образовалась пробка - не войти на склад, ни выйти. Пришлось дать команду снять крышу со склада. Партизаны забрались на крышу, полетела черепица, вскоре открылись места на крыше. Через стены из склада полетели мешки с зерном, а за ними и люди стали перелазить туда и обратно. Обстановка разрядилась, но женщины с мешками на плечах в снегу идти не могут, падают, не могут выбраться из-под мешка, просят о помощи.
Семён Маханько с Дмитрием Гуляевым организовали несколько саней, и партизаны стали развозить мешки с зерном по домам в красноармейские семьи, старикам, сиротам, многодетным семьям.
В это время партизаны раскрыли склад с мукой, солью, консервами, сахаром, махоркой, сигаретами и спичками. Такое добро нам  нужно было не менее чем боеприпасы. Поэтому, загрузив несколько саней этими товарами, оставшееся раздали населению, особенно – соль, которая в то время ценилась на вес золота.
Время идёт к полудню, из соседних гарнизонов могут прибыть немцы. Принимать бой с противником, превосходящим нас численно и вооружением в условиях населённого пункта, где много мирного населения, мы не можем. Заранее усилили прикрытие дорог с направлений Озаричи, Жидковичи, Калинковичи. Заставы должны, в случае появления противника, задержать его, принудить спешиться и навязать ему бой на подступах к населённому пункту.
 Но немцы не появлялись. Причину этого позже помогли разгадать наши связные, которые сообщили, что немцы и полицейские, сумевшие убежать из Копаткевич, со страха рассказали, что ночью около Копаткевич высадился воздушный десант Красной Армии. Силы неизвестны, но вооружение сильное: били из миномётов и автоматов. Куда будет нанесён десантом следующий удар – неизвестно. Немцы организовали оборону своих гарнизонов.
Но нам об этом в то время не было известно. Мы находились в Копаткевичах уже пол суток в окружении немецких гарнизонов, а это много. У немцев тоже есть свои осведомители, через которых они могут узнать о наших силах и действиях. Нас могут окружить, поэтому оставаться дальше в Копаткевичах  нельзя, и пришлось остатки хлеба на складах поджечь, что бы не достался немцам. Мы ушли в Октябрьский район и остановились на отдых в деревне Рудобелка.
После двухдневного отдыха, расстались с отрядом Павловского и отправились на свою базу. Группы Лукашевича и Чернышёва ушли на свои базы, группа Ярошова осталась с нами.
Этот рейд, проведённый совместно с отрядом Павловского, показал, что малочисленные группы не могу добиваться значительного успеха. В то же время, отряд численностью порядка 100 человек является эффективной, легко управляемой, мобильной боевой единицей, способной под единым руководством действовать эффективно.
Мы решили довести численность отряда до 100 человек. Прошли по хуторам и деревням, подобрали людей, местных жителей и военных, отставших от частей.  У нас было запасное трофейное оружие, которым могли вооружить новых бойцов. Некоторые пришли к нам со своим оружием. Всех новых бойцов распределили по взводам и отделениям. Организовали их обучение, подготовку к боевым действиям.


                                                         


Комментарии
Добавить новый Поиск
Лескин Анатолий Артемович  - O поездке в Любань   |31.13.144.xxx |2015-03-22 17:46:26
Я сын Артема Федоровича, живу в Тольятти. Сейчас на пенсии, проработал в автомобильной промышленности 50 лет, начал работать на Уральском автозаводе, а закончил на АвтоВазе. В 2002 году я ездил в Беларусь, посетил партизанские места, встречался с партизанами, их тогда было 7 челове из бригады. Встречали нас с женой как самых родных людей, большое спасибо работникам музея, лично Грибанову В.И.- председателю исполкома.
В прошлом году там побывали моя дочь с мужем и моими внуками( правнуки А.Ф.) Тоже побывали на острове Зыслов, в Государственном музее Любани! Внуки теперь выступают в школе и рассказывают о подвигах партизан и это очень хорошо, особенно сейчас в честь 70- летия Победы! Желаю всем ветеранам здоровья и долгих лет жизни, мы Вас помним!
Анонимно   |212.98.181.xxx |2017-04-17 15:10:01
Я послевоенный. Возле деревни Заберезинец мы знали место боя партизан. Там были окопы и землянки. Находили патроны, гранаты, фашистские каски защитного цвета. это был перекресток дороги из деревни Середибор и дороги Заберезинец- Сосны. Теперь это перекресток трудно найти потому, что все сильно изменилосью
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
 Каталог TUT.BY