Лескин Артём Федорович Воспоминания о войне
Лескин Артём Федорович Воспоминания о войне - Свой аэродром
Индекс материала
Лескин Артём Федорович Воспоминания о войне
Начало войны
Ранение
Новиченко Степан Антонович
С бойцами 121 стрелковой дивизии
Встреча с группой А. И. Далидовича
Укрепляются связи с местным населением.
Встреча с разведчицей
Дела повседневные
Поход к врачу
Встреча с В. И. Козловым
Разгром немецкого гарнизона в Любане
Угнали скот от немцев
Ликвидация полицейского гарнизона в Кузьмичах
Совместно с отрядом Ф. И. Павловского
Рейд
Новые трудности
Связь с «Большой землёй»
Операции на дорогах
Разгром Яминского гарнизона
Подготовка к «Концерту»
Свой аэродром
Задание подпольного обкома
«Гольдфольд» против партизан
Словаки
Наш голос в «Эхе над Полесьем»
Сформирование бригады
Бои с карателями
Мы участвуем в «Концерте»
Борьба за урожай
Юные партизаны
Бои за партизанскую зону
Немецкая карательная экспедиция в феврале 1944
В прифронтовой полосе
Соединение с Красной Армией
Все страницы

Как ни велика была помощь с воздуха, мы всё больше заводили разговоры о том, что не плохо, если бы хоть один самолёт приземлился у нас. Тогда бы и грузы не надо было искать в болоте, часть которых, случалось, невозможно было достать. А главное накопилось много раненых, нуждающихся в квалифицированном лечении.
В нашем госпитале не хватало медикаментов, перевязочного материала, вместо спирта, подчас, использовали самогон-первач. Как ни старался наш партизанский доктор-универсал Александр Миронович Швец, как ни поил он больных и раненых настоями трав, смертность тяжелораненых была высокая. Больно было видеть, как мучился врач, не имея возможности помочь очередному страдальцу, сознавая, что совремённая медицина способна спасти человека.
- Крови бы ему влить, здесь операция нужна, наркоз, а я – садовой пилой, как не будет шока? – частенько сокрушался наш доктор. Мы только и могли, что посочувствовать ему.
В августе к нам в лагерь на Зыслов прибыли В.И. Козлов, Р.Н. Мачульский, члены обкома. Встретили мы гостей, накормили обедом, предложили попариться в нашей партизанской баньке. Затем Козлов посмотрел, как мы живём, похвалил землянки, всё наше хозяйство.
Расположились на полянке. Василий Иванович достал пачку папирос «Беломор-канал», угостил партизан, а сам про наше житьё-бытьё, боевые дела расспрашивает. Папиросы бойцы в миг разобрали, трофейные-то сигареты – дым один, никакой крепости, и на вопросы отвечают, сами задают. В беседе выявилась главная наша проблема – госпиталь.
- Так вот, - говорит Василий Иванович, - попросим Центральный штаб прислать самолёт с посадкой. Думаю, какому отряду поручить посадочную площадку строить?
- У нас в отряде, - сразу же загорелся Далидович, - лётчик истребитель есть, Пашка, Павел, значит, Анасенко. Сбили его, блуждал по болотам, пока не встретил с нами. Боевой парень, всегда весёлый. Он бы и руководил строительством.
- Ну что же, зовите своего Пашку.
Прибыл Анасенко. Козлов, здороваясь с ним, спрашивает:
- Что это тебя здесь так зовут? Не обижаешься?
- Никак нет. Я сам так отрекомендовался. Мне даже нравиться, - бойко отвечает лётчик.
- Ладно, дело к тебе важное. Можно здесь взлётно-посадочную площадку, аэродром, то есть, построить?
- Так точно, можно! И даже недалеко.
- Вам и поручим.
Действительно, невдалеке Пашка показал нам полоску земли, которая до войны засеивалась, по-видимому, картошкой. Стоило её удлинить и поправить – смогут садиться и взлетать двухмоторные самолёты.
Работа закипела. Ямки и борозды затрамбовывались, бугорки срезались, но больше всего дел было с раскорчёвкой. Пашка оказался строгим и настойчивым контролёром, однако, возражать ему никто не осмеливался. Не забывали мы и о конспирации – при работах соблюдалась маскировка, на всякий случай даже запасную базу на время строительства организовали, вдруг немцы пронюхают.
И вот, наконец, аэродром готов. Связались с Москвой. Определили день и время приёма самолёта. Весь день 21 сентября 1942 года  готовились к встрече долгожданных гостей с «Большой земли». Настроение у всех было приподнятое, все как-то подтянулись, в землянках навели полный порядок.
К вечеру прибыли члены обкома В.И. Козлов, Р.Н. Мочульский, А.И. Бельский, А.Г. Бондарь, И.Д. Варвашеня и генерал-майор М.П. Константинов. Павел Анасенко расставил костровых. Мы с Далидовичем организовали охрану, выставили заслоны.
В ту ночь никто не спал. Меня обуревали мысли о родных, о семье…
Послышался гул самолёта. Он всё больше нарастал. И вот, среди множества ярких звёзд, вдруг вспыхнула необыкновенно красная звезда и две белых.
- Наш! Наш самолёт! – раздаются голоса.
По сигналу Анасенко вспыхивают костры. Самолёт прошёл над нами, выключил огни, сделал разворот и пошёл на посадку с заглушенными моторами. Затем снова включил огни и пролетел над самой площадкой, немного поднялся и снова развернулся.
На втором круге он резко снизился, коснулся колёсами земли, мы услышали скрежет, прокатился по полосе чуть ли не до конца, резко развернулся на 180 градусов и погасил огни.
Что есть духу, мы бросились к самолёту, спотыкаясь и падая в темноте – как только самолёт пошёл на посадку, костры были потушены.
Подбегаем, из самолёта никто не выходит. Приказываем всем отойти на расстояние 15 метров, затем называем пароль. Тогда один из пилотов – это был Герой Советского Союза капитан Груздев – сошёл на землю и громко крикнул:
- Привет вам, товарищи! Привет из Москвы!
Партизаны с радостными возгласами обступили посланца с «Большой земли».
После приветствий Груздев попросил быстрее разгрузить самолёт. Затем в него внесли раненых, туда сели  В.И. Козлов, А.Г. Бондарь и М.П. Константинов – их вызывали в Москву. Уже всё готово, а партизаны не отпускали лётчиков, засыпая их вопросами и просьбами: кто бросить письмо в московский почтовый ящик, кто узнать о родных, а кто передать привет.
Наконец, распрощавшись, разошлись. Заработали моторы, самолёт пробежал по полосе и стал набирать высоту.
Грустно было расставаться, но теперь мы уже знали: Москва с нами, Москва нам поможет в трудную минуту, и мы не пожалеем сил и жизней ради нашей победы.


                                  


Комментарии
Добавить новый Поиск
Лескин Анатолий Артемович  - O поездке в Любань   |31.13.144.xxx |2015-03-22 17:46:26
Я сын Артема Федоровича, живу в Тольятти. Сейчас на пенсии, проработал в автомобильной промышленности 50 лет, начал работать на Уральском автозаводе, а закончил на АвтоВазе. В 2002 году я ездил в Беларусь, посетил партизанские места, встречался с партизанами, их тогда было 7 челове из бригады. Встречали нас с женой как самых родных людей, большое спасибо работникам музея, лично Грибанову В.И.- председателю исполкома.
В прошлом году там побывали моя дочь с мужем и моими внуками( правнуки А.Ф.) Тоже побывали на острове Зыслов, в Государственном музее Любани! Внуки теперь выступают в школе и рассказывают о подвигах партизан и это очень хорошо, особенно сейчас в честь 70- летия Победы! Желаю всем ветеранам здоровья и долгих лет жизни, мы Вас помним!
Анонимно   |212.98.181.xxx |2017-04-17 15:10:01
Я послевоенный. Возле деревни Заберезинец мы знали место боя партизан. Там были окопы и землянки. Находили патроны, гранаты, фашистские каски защитного цвета. это был перекресток дороги из деревни Середибор и дороги Заберезинец- Сосны. Теперь это перекресток трудно найти потому, что все сильно изменилосью
Инна  - Помню и горжусь   |94.74.126.xxx |2017-05-08 22:28:57
Я внучка Плышевского Григория Ивановича и Плышевской Надежды Григорьевны.
Живу в Одессе.
Дед о войне не рассказывал. Еще школьницей была с ним на встрече ветеранов на острове Зыслов.
Все, что слышала от бабушки и моей мамы, рассказываю сейчас своим внукам. Очень жалею, что так мало знаю.
Благодаря вам рассказ будет полнее.
Спасибо.
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
 Каталог TUT.BY