Партизанская хроника (1941 – 1944) 1941 год
Во время Великой Отечественной войны на оккупированных территориях вступили в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками сотни тысяч советских патриотов, пар-тизан и подпольщиков. Им пришлось пройти смертельно опасный, непомерно трудный, суровый,  но славный путь. На путях-дорогах жесточайшей войны их поджидали победы и поражения, но всегда с ними был их народ, его поддержка, потому что они сами были этим народом и верили в своё правое дело. 
Основой работы «Партизанская хроника 1941 – 1944» является дневник Александра Ивановича Далидовича - командира партизанской бригады № 25 имени П. К. Пономаренко, которая действовала в Любанском районе Минской, Житковичском и Копаткевичском районах Полесской областей. Отряд А. И. Далидовича, а позже бригада, которым он ко-мандовал, провел в тылу противника 1076 дней.
Дневник писался карандашом в ученических тетрадях, и, от длительного хранения в полевой сумке, некоторые страницы его затёрлись. Поэтому в хронике отсутствует ряд событий, которые, конечно, представляли бы интерес. В хронике использованы так же материалы воспоминаний Артёма Фёдоровича Лескина – начальника штаба бригады и  замечания Петра Андреевича Семёнова – начальника разведки бригады. 
Факты и события, изложенные в хронике, это путь становления, развития и борь-бы отдельного партизанского отряда, каких были сотни.
Западные области Белоруссии воссоединились с СССР в сентябре 1939 года. Сразу в этих областях были созданы органы советской власти, которые возглавили строитель-ство новой жизни. А. И. Далидович в июне 1940 года был назначен председателем районно-го Исполнительного комитета Совета депутатов трудящихся Кривичского района Вилей-ской области. Потекли трудовые будни района, которые были прерваны 22 июня 1941 го-да.
                                                                                Виль Александрович Далидович
 
1941 г о д

22 июня, воскресенье
Поступила телеграмма с объявлением мобилизации военнообязанных и транспорта в связи с нападением фашистской Германии. Это было в период работы сессии районного Совета депутатов трудящихся. Обсуждался вопрос об окончании весеннего сева и подготовке к уборочной кампании. Далидович выступал с докладом,  который пришлось сокращать, так как депутаты волновались.

23 июня, понедельник
 Началась мобилизация людского состава и лошадей в армию. Мобилизация прохо-дила организованно, без паники.

 24 июня, вторник
Прервалась связь с областным руководством. Поползли провокационные слухи, что областной центр Вилейка занята немцами, что руководящий состав области, а также руководство Мядельского района, выехали в неизвестном направлении.
Все секретные документы райисполкома отправили на станцию в эшелон, остальные документы сожгли. Эвакуировали семьи ответственных работников района.
Немцы бомбили железную дорогу около полустанка Кривичи. В результате бомбёжки в деревне Осово убиты три коровы и несколько овец.

 25 июня, среда
 Бомбёжке подверглись населённые пункты Кривичи и Будслав, сожжена деревня Полесня. Среди населения поднялась сильная паника.
Второй секретарь райкома М. А. Трескунов, райвоенком Ясько и начальник райот-дела НКГБ Сапегин настаивали на отъезде на восток. Далидович категорически возражал, поскольку не было никаких распоряжений на этот случай, считал, что успехи немцев вре-менные. Предлагал оставаться на месте и, в крайнем случае, уйти в партизаны.
Вечером поступило распоряжение райвоенкома Ясько о прекращении мобилизации, роспуске призванных в армию людей и возврате населению мобилизованных лошадей.

 26 июня, четверг
Все партийные и советские работники района выехали в Долгиново. Далидович продолжал  настаивать на том, чтобы не уезжать, но основная группа всё же выехала из района в Погост. Далидович, Шикунов и небольшая группа товарищей остались в Долгинове. В это время туда приехал секретарь облисполкома Мартынович и начальник областного отдела НКГБ Соколов на двух автомашинах с красноармейцами. Они предложили Далидовичу и его товарищам уходить, и сами уехали.
В этот же день группа Далидовича, через Погост и Бегомль, прибыла в Лепель.
Почти вся партийная организация района в количестве около 70 человек собралась в Лепеле. Здесь же находилось всё руководство области. Но никто ничего толком не мог сообщить: отсутствие информации порождало паническое настроение, все держали путь на Витебск.

 27 июня, пятница
Утром  Трескунов распорядился дать автомашину группы  Далидовича неизвестному шофёру  для своза семей. Шофёр нагрузил машину вещами и скрылся. В связи с этим Далидович и Трескунов крепко поругались.
Немцы бомбили город. Трескунов, Сапегин, Ясько на автомашинах уехали в Витебск.  Далидовича и с ним  почти в полном составе партийная организация района пошли пешком в сторону Витебска. Вскоре встретили секретаря Вилейского обкома партии по сельскому хозяйству Маргелова, который вернул всех в Лепель, и дал указание возвратить-ся в свой район, а сам уехал, не оставив никаких данных для связи.
В городе Лепеле шла эвакуация. Для ночлега решили расположиться в деревне за городом. Там вся группа численностью более 70 человек попала в руки военных, которые, приняв их за немецких диверсантов, хотели расстрелять. В конце концов, проверив у всех под угрозой оружием документы, отпустили.

 28 июня, суббота
Утром после ночлега пошли в город. Несколько человек ушли вперёд и были задержаны военными. Их опять приняли за немецких диверсантов. Остальные подошли во время: начальник  пожарной охраны Шульга уже был раздет для расстрела.

 29 июня, воскресенье
На двух автомашинах выехали в Бегомль и там ночевали.

 30 июня, понедельник
В 12.00 часов дня выехали в свой район.
С началом войны подняли головы кулаки и националисты. Антисоветские и бандитские элементы начали грабить учреждения, убивать советских работников, обстреливать красноармейцев. По пути заехали в Бубновский сельсовет. Он был разграблен. Гото-вилась казнь заведующего клубом комсомольца Александра Крупского. Кулак Базаревич уже прилаживал на арке ворот петлю.
 Собрали всех крестьян. Далидович приказал всё разграбленное имущество сельсовета вернуть назад, что и было выполнено. Базаревича расстреляли. Крупский присоединился к  группе. После этого выехали в Будслав, где и остановились. Трескунов остался в Докшицах.

 1 июля, вторник 
 Неорганизованность в это время очень мешала, поэтому весь партийный и советский актив района, состоящий из 53 человек, разбили на две группы, назначили командиров, установили охранение и дежурство. По существу был организован отряд с воинским порядком и дисциплиной.
В местечке Будславе антисоветские элементы начали открытую вооружённую борьбу, обстреливали красноармейцев. Один был ранен. Отрядом были приняты меры: 10 чело-век, захваченных с оружием, были расстреляны. Всему населению приказали имеющееся на руках оружие сдать.  Частично это приказание было выполнено.
Днём произошла первая встреча с немецко-фашистскими захватчиками. В Будславе появилась легковая автомашина с пятью немцами: фашистов убили, а машину сожгли.
Ночью в Будслав на двух автомашинах прибыл начальник отдела НКГБ Плисского района с бойцами. Он сообщил, что вокруг во всех населённых пунктах находятся немцы.
Далидович связался с некоторыми населёнными пунктами по телефону. Сообщение подтвердилось. Удалось узнать, что в Долгинове элементы, недовольные советской властью, встретили немцев хлебом, солью и цветами. В Кривичах немцы расправлялись с еврейским населением. Были заняты и другие населённые пункты.

 2 июля, среда
Чтобы не попасть в окружение,  в час ночи на автомашинах выехали в Докшицы. Утром в  Докшицах немцы пытались окружить отряд, открыли огонь, но отряд без потерь вырвался из местечка. Немцы на автомашинах преследовали отряд, трижды бомбил и об-стреливал самолёт.  Шёл сильный дождь, настроение у всех было подавленное. Несмотря
на всё это удалось благополучно доехать до моста через реку  Березину, где нагнали отступающую воинскую часть Красной Армии.
Военные отняли две из трёх автомашин, и большей части отряда пришлось пешком идти по направлению к Витебску. Далидович с 29 товарищами на одной автомашине уехали в Лепель и оттуда в Чашники, где и остановились на ночлег. В этот же день Лепель был занят немцами.

 3 июля, четверг
Весь день были в Чашниках: отдыхали, купались, чистили и стирали свою одежду.
Всё время летали немецкие самолёты. Части Красной Армии отходили на восток.

  4 июля, пятница
 Ночью в два часа по тревоге выехали в Лозукомский сельсовет, который находился в 17 километрах от Чашников. Здесь совместно с работниками райвоенкомата проводили мобилизацию людей и транспорта. В четыре часа дня появились немцы. Работу прекратили, мобилизованных отправили на станцию, а сами на автомашине выехали в местечко Сенно. Ночевали между Сенно и Витебском в колхозе имени С. М. Кирова.

 5 июля, суббота
Утром прибыли в Витебск. Здесь находилось руководство Вилейского обкома и облисполкома, а также почти вся парторганизация Вилейской области. Формировались рабочая дивизия и партизанские отряды.
Далидович вместе с товарищами решили идти в партизаны. Всех, изъявивших желание идти в партизаны, вечером на автомашинах направили в Лиозно. Перед отъездом между Далидовичем и председателем Вилейского облисполкома возник конфликт, из-за того, что тот не разрешил выдать отъезжающим людям зарплату. Пришлось ехать без денег. В Лиозно первую ночь провели на улице под проливным дождём, так как все помещения были заняты воинскими частями.

 6 июля, воскресенье
Формировали группы по 15-20 человек для посылки в тыл противника. В группу, направляемую в Любанский район, включили 16 человек. Организаторы хотели назначить старшим группы Трескунова, но после протестов, высказанных большинством, старшим был назначен Далидович. Все члены группы  работали до этого в Кривичском районе, за исключением Дроздова и Архипова. Они были из Даниловичского района. 
Отдыхали, резали совхозских баранов и кабанов и подкреплялись.

 7 июля, понедельник
Старшие групп, всего 29 человек, были в совхозе Адамовичи на приёме у первого секретаря ЦК КП(б)Б товарища П. К. Пономаренко.
Товарищ Пономаренко познакомился с каждым из командиров групп. Потом им была поставлена задача: идти в тыл врага и бить его, взрывать мосты на железных и шоссейных дорогах, разрушать линии связи, не давать противнику продвигаться вперёд, нападать на гарнизоны и уничтожать их.

 8 июля, вторник
Получали оружие, боеприпасы и продовольствие. Каждый получил польскую винтовку и 10 патронов к ней. 
Группу в целом и отдельных товарищей несколько раз снимал кинооператор. На съёмке присутствовали секретари ЦК КП(б)Б товарищи Г. Б. Эйдинов,  П. З. Калинин, 
Н.Е. Авхимович и другие. Инструктор ЦК товарищ Калашников предложил сдать партийные и другие документы в ЦК на хранение.

 9 июля, среда
Весь день были в совхозе Адамовичи. Заканчивали формирование и приготовление к отъезду. Ночью группа Далидовича и ещё одна из групп выехали из Лиозно на Мстиславль через Смоленск.
 
 10 июля, четверг
 Весь день ехали на автомашине. На то, что происходило на дорогах, трудно было смотреть без горечи и обиды. Колхозники гнали скот, везли имущество. Дороги были заби-ты машинами, подводами и людьми. Около местечка Починок Смоленской области население копало противотанковые рвы. Немецкие самолёты всё время налетали, бомбили и обстреливали людей, движущихся по дороге и работающих на строительстве оборонительных сооружений.

 11 июля. пятница
Утром прибыли в Мстиславль, где в это время находились члены белорусского правительства. Направляющиеся за линию фронта группы дополучили оружие и обмундирование. С одним из членов соседней группы  вдруг случился припадок, и он выбыл из группы. Все посчитали его симулянтом и трусом.
 С проводником, работником НКГБ, выехали на автомашине в направление Кричева.
 
 15 июля, вторник 
Все дни ехали, дорогу знали плохо, путались. Через населённые пункты Чертков, Выдренка, Ветка прибыли в 10.00 часов в Гомель.
Далидович был в обкоме партии у секретаря ЦК КП(б)Б товарища Тура, просил оказать помощь в вооружении и одежде. Секретарь ЦК направил группу в Мозырь, сказав, что там можно получить всё необходимое. Удалось раздобыть вторую автомашину, так как  30 человекам на одной машине было трудно ехать.
 Товарищ Тур вторично вызвал к себе Далидовича и сообщил, что к нему обратился Трескунов с просьбой взять его на работу в районы Гомельской области и не посылать за линию фронта, но ему было в этом отказано. Товарищ Тур попросил высказать мнение по этому случаю. Далидович прямо заявил, что это не случайное проявление малодушия этим товарищем, он трусит и боится идти  в тыл врага.
Вечером выехали в Мозырь.

16 июля, среда
Когда  прибыли в Мозырь, Далидович обратился к секретарю ЦК КП(б)Б товарищу Гласову, получили на каждого человека  по 150 рублей. В городе самый разгар эвакуации, и деньги пригодились: водки и пива было достаточно, для некоторых даже многовато.
 
17 июля, четверг
Выехали из Мозыря и к вечеру были в местечке Карпиловка Октябрьского района.
Далидович встретился с секретарём  Октябрьского райкома партии  Т. П. Бумажковым, который ознакомил его  со сложившейся обстановкой. Линия фронта проходила по реке Птичь. Противник находился в четырёх километрах от райцентра. В местечке большое количество вооружённого населения. По железной дороге курсируют  бронепоезда.

 18 июля, пятница
Утром в  шесть часов поднялись и пошли в засаду. В засаде были до 12.00 часов дня, но с противником не встретились.
Бой произошёл в это время в деревне Оземля. В результате боя противник потерпел поражение. Были захвачены большие трофеи, одних автомашин 65 штук. В бою участвова-ли бойцы подполковника Л. В. Курмышёва и партизаны. Деревня Оземля  была сожжена.
Получив от Бумажкова совет, как выйти в тыл противника, в 18.00 часов группа вышла к линии фронта. На станции Рабкор встретились с Курмышёвым, и он предложил группе переночевать у него.

 19 июля, суббота
 Подразделения подполковника Курмышёва занимали оборону в районе железной дороги. В его распоряжении были пять бронепоездов.
Утром Курмышёв предложил десантировать группу с бронепоезда в сторону Боб-руйска с целью ведения разведки и передачи ему данных о противнике. Но Далидович с этим предложением не согласился и решил следовать  в заданный район действия под Любань. К вечеру группа пришла в деревню Рожанов и там ночевала.

  20 июля, воскресенье
  Колхозники деревни Рожанов выделили подводу, на которую группа погрузила свои вещи, снабдили хлебом и молоком и помогли форсировать реку Птичь.
К 14.00 часам прибыли в деревню Лясковичи где встретились с председателем сельсовета Н. С. Русаковым, парторгом Малахвеем, председателем колхоза А. П. Пакушем и другими коммунистами.
Провели разведку и обнаружили движение немцев по шляху на деревню Хороличи. Устроили засаду, но просидели в ней безрезультатно до вечера.

21 июля, понедельник
На рассвете опять ушли в засаду. Дорогу заминировали. Через некоторое время по-явился немецкий броневик, который взорвался на мине. По подошедшей пехоте группа открыла огонь. Ударили залпами, а потом отошли в лес. Конечно, выход группы из боя был поспешным, сказалось отсутствие военного опыта и необходимой выдержки. Но это был первый бой,  и он воодушевил всех. Получили сведения, что в результате боя броневик сильно повреждён, убиты четыре и ранены до 10 вражеских солдат.
После боя пришли в деревню Заболотье и остановились на отдых. Получили сведения, что наши части отбросили немцев  к Бобруйску. У учителя Жулеги имелся радиоприёмник, просили его дать  послушать сообщения с фронта, но он под всякими предлогами отказал в этом.

 22 июля, вторник
Утром ушли в Любанский район. Прибыли в деревню Живунь Загальского сельсовета. Встретились с председателем сельсовета С. Т. Корнеевым и председателем колхоза    Г.     И. Плышевским. Они сообщили, что весь район оккупирован немцами, но  немецкий гарнизон имеется только в райцентре Любане. В окрестных деревнях немцы бывают наездами. Районное руководство уехало, связи у них ни с кем нет. 
Корнеев и Плышевский вступили в отряд. Далидович обсудил с ними вопрос, где лучше организовать лагерь.

 23 июля, среда
Группа перешла в совхоз «Жалы». В окрестностях  совхоза на болоте был сарай, в котором и решено было жить первое время. Близость совхоза позволяла решать вопрос с продуктами питания.
В отряд вступили директор совхоза А. И. Калганов, а также Михаил, Иван и Лида Сытько.

 24 июля, четверг
В совхозе имелись люди, которые были враждебно настроены против советской власти. Они были вооружены, распускали нездоровые слухи, вели вредную агитацию. Этих людей партизаны разоружили, хотя уверенности в том, что изъято всё оружие, не было.
Население, запуганное немецкими приказами о репрессиях, применяемых к тем, кто оказывает помощь партизанам и бойцам Красной Армии, попавшим в окружение, было недовольно появлением партизан, продукты от партизан скрывало.
Далидович организовал разведку во все стороны от места базирования отряда с це-лью определения путей возможного подхода противника. Направил одну группу уничтожить Нежинский мост на реке Орессе, а сам с другой группой пошёл к Калиновскому мосту. Оба моста сожгли, чтобы затруднить передвижение немцев по району.

 25 июля, пятница
На долго зарядил дождь. Партизаны голодные сидели в своём сарае, продуктов не было. Яскевич и Дроздов заболели. Настроение у всех неважное. Среди населения пошли слухи, что наши войска выгнали немцев из Минска и Глуска. Партизаны пошли в совхоз и приказали изготовить обед, После обеда все повеселели.

 26 июля, суббота
В совхозе Сосны встретились с секретарями Минского обкома партии В. И. Козло-вым,  Р. Н. Мачульским и другими товарищами.
Потом была встреча с группой, в которую входили руководящие работники Любан-ского района: председатель райисполкома А. С. Луферов, начальник отдела НКГБ               Е. Д. Горбачёв, начальник милиции М. Я. Ермакович и другие. К прибытию в район груп-пы   Далидовича они отнеслись недоброжелательно. 
Получили донесение, что в районе Яменска движется большое количество немецких войск по направлению к совхозу, и что двух разведчиков из группы Луферова захватили немцы.
Группа Луферова поспешно уехала, ничего не сообщив о своих дальнейших планах.

 27 июля, воскресенье
С группой бойцов Далидович ходил в направлении Любаня с целью уничтожения линий связи и мостов, а также ведения разведки. Прошли от совхоза до Озёрного. Уничтожили по пути всю линию телеграфной связи. Возвратились в деревню Бояничи.

28 июля, понедельник
Вели разведку противника, который расположился в деревне Озломль.

 29 июля, вторник
Около деревни Бояничи в лесу партизаны задержали неизвестного человека, допро-сили. Он сознался, что послан из Любаня  немцами для ведения разведки. Шпиона уничтожили.

 30 июля, среда
По полученным от населения сведениям узнали, что в Любане остановилась целая немецкая дивизия. Чтобы задержать её продвижение на Глуск, куда подходил, по имею-щимся у партизан данным, действующий в немецком тылу кавалерийский корпус О. И. Городовикова,     Далидович решил уничтожить на Глусском шоссе около Любаня большой мост через реку Орессу.
С группой бойцов Далидович пошёл по направлению к мосту. В пути он заболел, температура 39 градусов, но всё же дошли до деревни Редковичи. Ночевали в сарае на болоте. Готовились к операции по уничтожению моста.

 31 июля, четверг
Ночью товарищи Буглак, Шикунов, Дроздов, Колесников и Котловский сожгли мост через реку Орессу на Глусском шоссе.
По радио узнали, что на территории СССР формируется польская армия. Слыши-мость была плохая, немцы глушили наши радиостанции.

1 августа, пятница
После уничтожения моста на Глусском шоссе, немцы начали усиленно искать партизан. От своих осведомителей и шпионов они узнали о месте  базирования отряда. В районе сарая была обнаружена группа разведчиков: три немца с автоматами. Партизаны были вынуждены покинуть свою стоянку.
К вечеру на это место  прибыл на 17 автомашинах немецкий отряд. Они окружили сарай, но никого там не нашли.
В направлении Глуска части кавалерийского корпуса Городовикова вели тяжёлые бои с немцами, были видны большие пожары.
Получили донесение, что для вылавливания партизан немцы из Любаня в район Коммуны послали автомашину с солдатами переодетыми в женскую одежду.

2 августа, суббота
В деревне Шепиловичи сожгли мост через реку Орессу. Кроме того, по всем дорогам Любанского района уничтожили линии телефонной и телеграфной связи. После этого 
ушли к деревне Теченск. Не успели расположиться на отдых, как крестьяне из деревни сообщили, что за партизанами следят какие-то три человека. Их поймали. Задержанные ока-зались немцами, говорили на ломаном русском языке. После допроса были расстреляны.

3 августа, воскресенье
По направлению Глуска и Старых Дорог продолжался бой частей кавалерийского корпуса Городовикова с немцами.
Получили сведения, что немцы на одной машине прибыли в Коммуну за скотом. Партизаны пошли туда и обстреляли машину. Немцы бросили скот и уехали в Любань.
Встретились с председателем Уздинского райисполкома Костюком, который с груп-пой товарищей шёл в свой район для организации партизанского движения.
Крестьяне предупредили партизан, что немцы на пяти автомашинах ищут виновни-ков уничтожения мостов через реку Орессу в Любане и Шепиловичах и что они напали на след партизан. Пришлось немедленно уходить из Коммуны.
По сведениям, поступившим из Любаня, стало известно, что немцы за уничтожение моста арестовали несколько человек  из мирных жителей и увезли их в неизвестном направлении. Немцы начали строить новый мост. На строительство согнали всё еврейское население райцентра и заставили на себе носить брёвна.

 4 августа, понедельник
Партизаны получили сведения, что из Любаня в направлении деревни Загалье по большаку будут идти немцы.
Далидович организовал засаду в районе Озёрного. Когда появились немцы, открыли огонь. Немцев было очень много. Они ответили мощным автоматным и пулемётным огнём, так что партизаны еле ноги унесли.
У партизан на вооружении не было ни автоматов, ни пулемётов. Из имеющихся винтовок часть были польскими, которые нужно было перезаряжать после каждого вы-стрела. Но всё же немцев напугали: двоих убили и четырёх ранили.
Немцы окружили лес. Открыли по лесу пулемётный и  артиллерийский огонь, потом всё время искали партизан,  прочёсывали лес, стреляли из автоматов. Партизаны оторвались от преследования, пришлось весь день пролежать во мху и довольствоваться подножным кормом.
 
 5 августа, вторник
Ночью решили выходить из окружения на болото в районе совхоза «Жалы». Провели разведку. От крестьян узнали, что немцы ночью снялись и уехали в направлении Городятич, через совхоз «Жалы».

 7 августа, четверг
Вторые сутки шёл сильный дождь. Сидели на острове среди болот около совхоза «Жалы». Пришлось задуматься о предстоящей осени, а тем более о зиме.  Партизаны пошли в деревню Загалье. Организовали выпечку хлеба и сушку сухарей. Убили кабанчика, сало и мясо засолили. Создали некоторый запас продуктов. Сложившееся положение отряда вызывало неудовольствие, особенно со стороны  Плышевского и Корнеева. Трескунов разругался с ними.

9 августа, суббота
В отряд пришёл второй секретарь Лидского горкома партии С. К. Лещеня. Далидович долго беседовал с ним. Он узнал, что присланные ЦК КП(б)Б для организации партизанского движения группы Жарикова, Костевича и местная группа Луферова ушли к линии фронта для перехода к своим.
Далидович наметил план дальнейших действий, вечером провел собрание отряда, на котором обсудили план. Решили определить место для создания постоянной базы и готовиться к зиме. Местом для базы был избран остров Зыслов, окружённый со всех сторон труднопроходимыми болотами.
Этой же ночью перебрались на Зыслов. С этого события началась партизанская  история Зыслова.
 Стали обзаводиться хозяйством. Раздобыли топоры и пилы, заготовляли продукты. В деревне Бояничи достали радиоприёмник, стали регулярно слушать радио.

 12 августа, вторник
К отряду присоединились С. К. Лещеня, А. Д. Сакевич и В. И. Беляев.
Военные, выходящие из окружения, оставили часть оружия: пулемёт, винтовки и гранаты.
Получили сообщение о том, что наши войска в районе Карпиловки отступили.
Немцы из Любанского района полностью выехали.

 13 августа, среда
 Любанская группа численностью семь человек пройти через линию фронта не смогла, вернулась назад в свой район и присоединилась к отряду Далидовича.

 17 августа, воскресенье
С 14 по 17 августа готовились к зиме, выполняли хозяйственные работы, заготовля-ли продукты, строили шалаши.

18 августа, понедельник
Всем отрядом пошли в Любань с целью уничтожить коменданта и ещё двоих став-ленников немцев. 
 
 19 августа, вторник
Вечером вошли в Любань. Коменданта удалось взять, а из остальных - один удрал, а другого не было дома. Коменданта вывели за город и уничтожили.

 21 августа, четверг
По радио сообщили о том, что наши войска оставили города Кривой Рог и Никола-ев. Также передавали о положении на Гомельском направлении. Настроение у всех плохое.
Прибыли командир и бойцы 121 стрелковой дивизии, попавшие в окружение. После отдыха оставили партизанам часть своего оружия и с партизанским проводником ушли к линии фронта. С ними ушёл и М. Я. Ермакович.

  22 августа, пятница
 По радио узнали о том, что города Гомель и Смоленск после ожесточённых боёв оставлены нашими войсками. Настроение у всех подавленное. А. Н. Варвашеня, Е. Д. Гор-бачёв и другие ушли из отряда по направлению к линии фронта.
По радио слушали обращение к народу, подписанное товарищами Ворошиловым, Ждановым и Попковым, об обороне Ленинграда.
Усилили работы по подготовке к зиме и созданию прочной базы.
                                  
 23 августа, суббота
Обнаружили интенсивное движение немцев пеших, конных и на автомашинах из Любаня на Глуск.
 
 26 августа, вторник
Для срыва движения немецких частей в сторону фронта Далидович направил груп-пы партизан по всем дорогам района для уничтожения мостов. С 24 по 26 августа сожгли 12 мостов. Во всех направлениях систематически вели разведку. 

 27 августа, среда
С приближением осенних холодов в отряде всё жарче разгорались споры по вопро-сам о дальнейших действиях. Часть товарищей считала, что необходимо идти к линии фронта и переходить к своим (Шикунов). Другая группа, в которую преимущественно вхо-дили местные товарищи, предлагала разойтись по деревням, пережить зиму, а весной снова начать партизанскую  борьбу (Калганов, Плышевский, Корнеев). И хотя большинство то-варищей не поддерживали ни тех, ни других, командиром отряда было решено провести общее собрание отряда.
Основным докладчикам был Далидович. Он говорил о необходимости до конца вы-полнить задание, развивать начатое партизанское движение, добиваться увеличения отряда, добывать оружие и боеприпасы, вести активную борьбу с противником. Призвал создать крепкую базу, построить землянки, заготовить продукты и топливо.
Собрание проходило очень бурно. В споре с Корнеевым Шикунов даже пытался ис-пользовать такой аргумент как пистолет. Но обо всём, в конце концов, договорились и пришли к общему мнению: дальше развивать партизанскую борьбу.
Собрание способствовало укреплению дисциплины и организованности в отряде и принесло большую пользу.

31 августа, воскресенье
Получили сведения о том, что в районе совхоза “10-летие Октября” прошла группа немцев, переодетая в красноармейскую форму, и что в деревне Красная Поляна они задер-жали секретаря Минского обкома партии. Последний пытался бежать, и был убит.

10 сентября, среда
В совхозе «Жалы» 3 сентября появились красноармейцы, которые пьянствовали и хулиганили. Далидович послал к ним своих людей с предложением немедленно покинуть совхоз и следовать на соединение  с Красной Армией. Они ушли, но перейти линию фрон-та не смогли и 10 сентября возвратились в совхоз. В это время нашими самолётами были сброшены листовки, в которых говорилось о том, чтобы все воинские подразделения, по-павшие в окружение, организовались в партизанские отряды. Из этой группы был органи-зован партизанский отряд, который был взят в  оперативное подчинение. Командиром но-вого отряда стал Н. Н. Розов.

11 сентября, четверг
К отряду Далидовича присоединились 12 военнослужащих, попавших в окружение. В этой группе были А. Ф. Лескин, М. И. Фурман, Д. Т. Гуляев. В связи с этим провели ре-организацию отряда: комиссаром отряда стал младший политрук Д. Т. Гуляев, начальником штаба капитан А. Ф. Лескин. Отряд разделили на два взвода по 18 бойцов. Командиром первого взвода назначили младшего лейтенанта М. И. Фурмана, заместителем – сержанта В. И. Беляева. Командиром второго взвода назначили И. И. Вишневского, заместителем – М. М. Лагуна.

18 сентября, четверг
Развернули работу по организации партизанских отрядов. Были организованы отря-ды:
- в деревне Славковичи (13 сентября), командиром назначили Г. Н. Столярова;
- в деревне Яменске (14 сентября) численностью 22 человека, командиром назначили Бреславского;
- в деревне Загалье (15 сентября), командиром назначили А. И. Патрина;
- в деревне Нежине (16 сентября), командиром назначили Синицина;
- в деревне Альбинске (17 сентября), командиром назначили «Старика»;
- в лесу в районе Доброго (18 сентября) из бойцов 121 стрелковой дивизии, коман-дир «Будённый» (Ярошов). 
Все организованные отряды в оперативном  отношении были подчинены отряду    Далидовича. В течение всего этого периода вели разведку по всем направлениям, готови-лись к зиме, строили землянки, заготовляли продовольствие.

19 сентября, пятница
Немцы издали приказ о сдаче хлеба, мяса и других сельскохозяйственных продук-тов. Отряд Далидовича выпустил листовку, в которой призывал крестьян не выполнять этого приказа. Развернули большую агитационную работу, призывая население скрывать продукты, скот угонять в лес, прятать его от немцев. В результате такой работы крестьяне саботировали немецкий приказ.
Немцы стали силой отнимать продукты, применять репрессивные меры против населения. От репрессий население стало уходить в леса, увеличивая число партизанских помощников и сторонников. Но одновремённо появились и предатели, которые стали работать на немцев. Партизаны повели борьбу с этими немецкими агитаторами и ставленни-ками.

 24 сентября, среда
Управляющим в совхозе «Жалы» немцами был назначен некто Войцеховский. Он свободно владел немецким языком, активно взялся за работу, выполнял все приказы окку-пантов, стал сдавать продукты. Партизаны несколько раз предупреждали его, запрещали сдавать немцам продукты. За предательство был расстрелян.

25 сентября, четверг
В Любане проходило совещание старост деревень, на которое из города Слуцка на машине прибыли восемь немцев. При возвращении немцев в Слуцк  партизаны взорвали машину: пять немцев были убиты и три ранены из них три офицера.
 
 26 сентября, пятница
Далидович послал в Любань хороших хлопцев, которые  уничтожили коменданта Штангера.
В деревне Баратино Глусского района - жители староверы. По рассказам крестьян соседних деревень, они были недовольны советской властью и приветствовали приход немцев. Красноармейцы окружённых частей, попадая в деревню Баратино, уничтожались жителями. Оружие и обмундирование у них отнималось. Таким образом, баратинцы хорошо вооружились. Возглавлял их некто Макар.
Позже в деревне Баратино был организован полицейский гарнизон во главе с Мака-ром. В последствии этот Макар был начальником полиции в Глуске. Баратинцы вели борьбу с партизанами, засылали в партизанские зоны своих лазутчиков, вели разведку в пользу немцев.

 30 сентября, вторник
Группа партизан  под руководством комиссара отряда Гуляева ушла на задание с це-лью уничтожить баратинцев, но попала в окружение, и ей с большим трудом удалось вы-рваться без потерь.
Баратинцы очень крепко охраняли свою деревню, вели круговую разведку, и подой-ти к ним незаметно было очень трудно. Этого партизаны не учли при подготовке к опера-ции.

2 октября, четверг
Партизаны поймали одного баратинца, допросили. Он рассказал, что по заданию немецкой комендатуры в Глуске послан для ведения разведки. Получили также от него сведения о системе обороны в Баратино. Он подтвердил, что в деревне  за это время было уничтожено много красноармейцев. После допроса был уничтожен.

 4 октября, суббота 
Немецкая комендатура в Любане издала приказ о сдаче скота. Отобранный у кресть-ян скот немцы угоняли в сторону Барановичей.
Отряд Далидовича выпустил листовку, в которой призывали крестьян не сдавать скот, прятать его в лесах. Послали по всему району своих агитаторов. Предупредили, что к тем, кто будет способствовать выполнению немецкого приказа, будут приняты строгие меры.
Агитационная работа дала свои результаты. Население начало выгонять скот в леса, прятать его от немцев. Выполнение немецкого приказа фактически было сорвано.

17 октября, пятница
В деревне Лясковичи немцы назначили своего лесника, который прятал у себя крас-ноармейцев, а потом выдавал их Глусской комендатуре, получая за это вознаграждение. Доносил немцам также и о партизанах.
Партизаны во главе с комиссаром отряда Гуляевым поймали предателя и уничтожили.

 20 октября, понедельник
Ведя охоту за баратинцами, Иван Сытько задержал двоих. При допросе они показа-ли, что направлены немцами в разведку с целью установления местонахождения партизан. После допроса были уничтожены.

 21 октября, вторник
Далидовичу передали,  что В. И. Козлов просит прибыть к нему. Он выехал в совхоз «Жалы». Козлов, члены обкома и группа бойцов человек 12 находились в сарае на жаловском болоте. Козлов был болен. Договорились о том, что вся группа переходит на базу отряда Далидовича. В эту же ночь  это и было сделано.

 22 октября, среда
Далидович послал разведку в Любань с заданием установить мощность немецкого гарнизона для того, чтобы в день годовщины Октябрьской революции разгромить его.
Вторым заданием разведчиков было установление связи с женой бывшего редактора районной газеты с целью добычи типографского шрифта. Разведчики во главе с Гуляевым ночью вынесли из типографии и доставили в отряд наборную кассу шрифтов и бидон краски. Устройством типографии в отряде занимались Луферов и Сакевич. С этого времени в отряде стали регулярно печатать листовки. К этой работе проявил особое внимание А. Н.  Варвашеня.

 23 октября, четверг
Далидович провёл совещание с командирами групп. Присутствовали все 12 командиров. Обсуждали вопросы о разработке плана нападения на Любанскую комендатуру, подготовке к зиме, о бдительности и ведении разведки.

 25 октября, суббота
Стало известно, что в Любань прибыло постоянное комендантское подразделение немцев численностью 54 военнослужащих. Повели усиленную разведку и подготовку к операции. 
Горбачёв обеспечил сбор данных по Любанскому гарнизону. У него были внедрены свои люди в местную полицию: начальник полиции А. Д. Гидранович и полицейский В. Раменчик.
П. А. Семёнов с группой партизан в пять человек провёл разведку подходов к Любаню: определили безопасные пути следования, места сосредоточения и исходные позиции для проведения операции.

6 ноября, четверг
План нападения на Любанский гарнизон был разработан и сводный отряд, общей численностью 94 человека, был готов к операции. Отряд пошёл к Любаню. К ночи была занята исходная позиция в районе деревни Сарачи.
 На дорогах, ведущих на Любань из Уречья и Старобина,  были заблаговременно  выставлены заставы - группы со станковыми пулемётами. Группы возглавили Фурман и Лагун.  Они порезали телефонно-телеграфную связь и готовы были предотвратить возможность подхода помощи к немцам из соседних гарнизонов.
С наступлением темноты группа, возглавляемая И. И. Вишневским,  в составе        А.И. Калганова, А. Г. Крупского и И. В. Сытько скрытно проникли в город, без шума захватили полицейский патруль и разоружили караул. Разведчики во главе с Гуляевым и Шикуновым сняли часовых, охранявших мост через реку Орессу. Это дало возможность отряду беспрепятственно подойти к центру города.

7 ноября, пятница
В 05.00 часов все группы заняли исходные позиции. Калганов автоматной очередью снял немецкого часового у здания райисполкома, в котором размещалась комендатура.  Группа  гранатомётчиков  бросила в окна здания 12 гранат, после чего туда ворвалась штурмовая группа. Немцы в панике начали выскакивать из помещений. Партизаны встретили их автоматным огнём. Бой продолжался около двух часов.
 Операция прошла удачно, лучше, чем ожидали. Были уничтожены 42 фашистские вояки. Захвачены трофеи: много оружия, боеприпасов, обмундирования и продовольствия. У партизан один был убит и один тяжело ранен. Далидович дал команду на выход из населённого пункта. Начальник штаба сводного отряда А. Ф. Лескин выпустил две красные ракеты – сигнал об окончании операции и отходе всех групп к месту сбора в деревне Редковичи.
После боя отметили Октябрьский праздник, все бойцы хорошо отдохнули.
Деревенского старосту, ставленника немцев, расстреляли.
Прибыли на свою базу на острове Зыслов. О результатах операции доложили          В.И. Козлову, который был болен. Он поблагодарил всех за успешно проведённую операцию.

 12 ноября, среда
Разгром Любанского гарнизона заставил немцев в Слуцке и других гарнизонах серьёзно подумать о борьбе с партизанами. В партизанскую зону начали усиленно засылаться шпионы. Так, 9 ноября была задержана неизвестная женщина, которая на допросе созналась, что прислана немцами из Любаня для установления место нахождения партизан. Стало известно, что ветфельдшер из совхоза «Жалы» Руденко имел связь с Любанским гарнизоном и передавал немцам данные о партизанах. 10 ноября на партизанскую группу в деревне Яменске неожиданно напали немцы. Они захватили 11 человек партизан и повесили их, остальным удалось бежать. 
Далидович вызвал к себе командира этой группы Бреславского. Расследованием та-кого тяжёлого случая было установлено, что Бреславский, который называл себя помощником командира полка по технической части, стал на путь предательства и выдал всю свою группу немцам. Всех задержанных за шпионаж в пользу немцев и предательство  расстреляли.
Оставшихся от Яменской группы бойцов зачислили в отряд Далидовича. 
 
 17 ноября, понедельник
Активизация разведывательной деятельности немцев свидетельствовала об усиленной подготовке к наступлению на партизанскую зону и что это нападение совершится в ближайшие дни.
Товарищи В. И. Козлов, И. А. Бельский, Р. Н. Мачульский, А. Н. Варвашеня,           Е.Д. Горбачёв и другие, не поставив в известность Далидовича, оставили базу отряда и убыли в неизвестном направлении, что оставило нехорошее мнение у бойцов.

19 ноября, среда
Имея точные данные о том, что немцы будут наступать на совхоз «Жалы», деревни Загалье, Татарка, Бояничи, Старосек, Живунь,  Далидович решил изменить место базирования отряда. Партизаны оставили свой лагерь, и перешли на заранее подготовленную запасную базу на острове Блудном.

 21 ноября, пятница
Всё возрастающая угроза со стороны партизан вынудила немцев бросить против них воинскую часть, направляющуюся на фронт. Немцы считали, что численность партизан составляет 1500 человек. Карательная группировка насчитывала до 2000 человек, до 10 танков и артиллерию. Действие карателей обеспечивала авиация.
Немцы заняли партизанские деревни Бояничи, Загалье, Татарку, Старосек, Живунь, Альбинск, совхоз «Жалы» и ряд других деревушек. Они установили артиллерию и после этого начали прочёсывать окрестные леса и болота.
Отряд Далидовича встретился с одной группой карателей. Завязался бой. Немцы числено и вооружением превосходили партизан. Имея двух раненых, партизаны вынужде-ны были выйти из боя. Противник преследовал отряд, но ему удалось всё же оторваться от преследования.
Гитлеровцы обнаружили оставленный отрядом лагерь на острове Зыслов, разгромили и сожгли его.
Около трёх недель продолжалась блокада, но уничтожить партизан немцы не смог-ли.
Жестоким репрессиям было подвергнуто мирное население деревень. В деревне Бояничи каратели собрали всё население и начали избивать людей, потом расстреляли двоих человек. В совхозе «Жалы» после издевательства расстреляли троих человек, в Загалье - троих человек, в Старосеке - пятерых человек, в Альбинске - четырёх человек. Все деревни были ограблены. Каратели забрали хлеб, скот, одежду - всё, что не было надёжно спрятано. После этого уехали в направлении Глуск - Бобруйск.

3 декабря, среда
Во время блокады выявились немецкие пособники: полицейские, нежинский бур-гомистр, проводники, осведомители. Партизаны арестовали таких шесть человек. За изме-ну Родине они были уничтожены.

 4 декабря, четверг
Разведчики обнаружили карательный немецкий отряд численностью в 185 человек, который двигался по дороге Славковичи - Глуск. Каратели грабили деревни, издевались над населением, забирали скот. Отряд Далидовича, численностью до 100 человек, устроил засаду. В результате боя уничтожили пять автомашин, убили до 20 немцев. Партизанские потери: один человек убит и четыре ранены.
Скот, отбитый у карателей, был возвращён  жителям Славковичей.
Этот бой был хорошим ответом на заявление немцев, что они уничтожили всех партизан.

 13 декабря, суббота
Вытесненный немцами из Старобинского района, отряд Комарова (В. З. Коржа) перешёл в Любанский район и разместился на острове Опин между деревнями Нежин, Кузь-мичи, Калиновка и совхозом «Жалы». Установив место расположения отряда, полиция из Кузьмичей, Коммуны, Нежина, Любаня, Старобина и Ветчин напала на партизан. Отряд принял тяжёлый бой. Комаров сообщил Далидовичу, что находится в окружении и просит помощи.
Далидович с отрядом численностью 95 человек, имея три станковых и четыре руч-ных пулемёта, выступил немедленно.
Отряд быстро выдвинулся к Нежину и, захватив врасплох противника, после корот-кого боя занял деревню. В этом бою уничтожили 28 полицейских, захватили трофеи: 21 винтовку, один автомат, пулемётные диски с патронами, повозки с продуктами и лошадей.
Оставшиеся в живых полицейские разбежались. Очевидцы рассказывали о большой панике, поднявшейся в полицейском гарнизоне в Коммуне, когда туда прибежали поли-цейские. Коммунарские полицейские не знали, что делать, сразу разбегаться или подождать когда придут партизаны.
А ещё в этот день услышали сообщение по радио, что Красная Армия разгромила немцев под Москвой, и освободила до 60 населённых пунктов.
У всех было очень хорошее настроение. На свою базу возвращались с песнями.

 18 декабря, четверг
Далидович считал, что для большей эффективности необходимо согласовывать свои действия с соседями. Была намечена встреча с представителями отряда Бумажкова в деревне Альбинск, но они на встречу не прибыли. Повторная  встреча в деревне Загалье не состоялась по той же причине.

 22 декабря, понедельник
Далидович решил всем отрядом совершить поход в Октябрьский район для установления связи с отрядом Бумажкова и разгона полицейских гарнизонов.
Прибыли в деревню Буда, захватили полицейских и разоружили их. Взяли девять винтовок. Предупредили полицейских, что если они будут ещё служить немцам, то будут расстреляны.

 23 декабря, вторник
В деревне Медухов разоружили полицейских, взяли восемь винтовок.
Установили связь с отрядом Бумажкова и договорились встретиться 1 января 1942 года в деревне Загалье.
Возвращаться назад решили через деревню Лясковичи. Получили сведения, что в Лясковичах немцы забирают скот. Организовали засаду и, когда немцы погнали стадо на Глуск, партизаны их обстреляли. Немцы бросили стадо и удрали. 60 голов рогатого скота пригнали в Лясковичи и вернули крестьянам.
Гитлеровцы организовали погоню за партизанами, но отряд благополучно ушёл, из-менив маршрут движения.

  25 декабря, четверг
 В совхозе «Жалы» В. И. Козлов проводил совещание командиров отрядов.             Далидович на совещание  опоздал. Когда он прибыл, все командиры отрядов уже разъехались. Были только Козлов, Бельский, Мачульский, Варвашеня и Комаров. Они сообщили, что на совещании принято решение о создании «семёрки», для руководства партизанским движением, в состав которой вошли члены подпольного обкома  Козлов, Бондарь, Мачульский, Бельский, Варвашеня, Горбачёв и командир отряда Комаров.
Далидович спросил, как «семёрка», которая должна по сути дела стать штабом, будет осуществлять руководство партизанской  борьбой, если в её составе нет военных специалистов, у неё нет людей для охраны, для ведения разведки, для организации связи с отрядами, и она так законспирирована, что часто неизвестно где находится. На эти вопросы ему ничего  не ответили. Далидович прямо заявил, что он не согласен с составом «семёрки». Считал, что общий орган руководства необходим, но этот орган должен находиться при одном из отрядов и в его состав должны войти командиры отрядов, через которых осу-ществлялось бы руководство партизанской борьбой.

  27 декабря, суббота
Для подготовки людей к отправке на работы в Германию немецкая комендатура из-дала приказ о явке всего населения района в Любань для постановки на учёт. Немцы использовали проведение учёта для выявления людей, связанных с партизанами, для вербовки на работу в свои органы разведки. По подозрению в связи с партизанами они арестовали много молодых людей. Часть из них была расстреляна, часть направлена в концентрационный лагерь.
Отряд Далидовича выпустил листовку, в которой призывали население не выполнять немецкий приказ, разъясняли суть этого мероприятия оккупантов. Из деревень, где было сильно влияние партизан, люди становиться на учёт не пошли.

 31 декабря, среда
Встречу Нового 1942 года организовали в лесу у костров под ёлками, была водка и закуска. 
Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
 Каталог TUT.BY